«Долгий ящик» — новый сборник стихов Николая Гребенщикова

На днях поэт Николай Гребенщиков выпустил новый сборник стихов «Долгий ящик» (Оштрафованные строфы). Пока это только электронный вариант.

Долгий ящик

Более десяти лет назад началась наша переписка, связанная с подготовкой и издательством нескольких книг в Беломорской районной библиотеке и большой книги стихов «У Гандвига на бреге» в издательстве «Периодика» в г. Петрозаводске. Даже тогда не все стихи вошли в сборники, многие еще ждали своего часа. И вот к 50-летию творческой деятельности автор выпустил новый, уже в электронном варианте сборник — «Долгий ящик». О нем он написал в своем предисловии от автора. Мне Николай выслал электронный вариант и доверил представить его на сайте Центра поморской культуры. Предлагаю несколько стихотворений и напоминаю, что у Н.Гребенщикова есть своя открытая страница «В контакте» — «Николай Гребенщиков – поэт из Николаевки» (см.: http://vk.com/club35786316). Все желающие могут посетить эту страницу, пообщаться с автором, почитать и послушать в его исполнении новые стихи. Желаю всем приятного общения.

Любовь Зайцева

 

ОТ АВТОРА

«Долгий ящик»… Раньше бы назвали – сборник крамолы. Я же называю «Оштрафованные строфы». Оштрафованные недозволенностью увидеть свет. Запретом коммунистической, руководящей народом и направляющей ролью партии, казавшейся незыблемой, оказавшейся временной, как и всё, что она направляла, и всё, чем руководила, оказалось советским Вавилоном. Библейский Вавилон строили люди, отважившиеся превзойти Создателя. И Он за высокомерие и дерзость наказал их простым способом – смешал языки, отчего строители перестали понимать друг друга, и замысел их  превратился в ничто.

Вавилон советский осознанно возводился на ложном фундаменте. Скрепляющим материалом была утопия и ложь. Век не забуду ленинскую фразу о рабкорах: «Если в поступившей информации с мест есть хоть 10% правды, уже можно публиковать в «Правде», что и делалось с успехом. Советский Вавилон разрушили с радостью наследники строителей, даже не потребовалось вмешательства Бога.

Стихи мои – а некоторые были написаны сразу же после «Хрущёвской оттепели» — не утратили своей актуальности. Некоторые стали появляться в печати сразу же после горбачевского апреля 1985 г.

Раньше «крамола или нет» определяли «компетентные органы». Не партийные, не хозяйственные, а «промежуточные» у партии органы или проще – охранка, жандармы, называемые в народе «абвгдэйкой».

Теперь, слава Богу, ничего подобного нет, и вряд ли уже когда-нибудь будет – народ изменился, повзрослел, возмужал, поумнел. Осталось бы избавиться от совдеповских комплексов. Пузо жратвой набили до отказа, не пора ли заняться каждому из нас воспитанием, возвышением, облагораживанием душ своих.

В этом деле я всегда с вами, братья и сестры. Буду рад, если и вы останетесь со мною в друзьях.

Николай Гребенщиков,  21.03.2013 г., село Николаевка

 

«ОДА К РАДОСТИ»

У стихов роковая судьба,

Они пролежали в утробе стола,

Не ели, не пили, не смели дышать,

Как чёрствая корка, засохла душа.

Но вот, объявился «Апрель-бокогрей»,

Стихи разлетелись

Вить гнёзда скорей.

Смотрите,

И, правда, старательно вьют

И вот, «Оду к радости»

Ясно поют.

 

***

Какое дело мне до жизни?

Пускай идет, как прежде шла.

Мы все шуты в своей Отчизне,

Не все у барского стола.

 

Пускай нескладно и негромко,

Но не задаренной душой

Пою – пуста моя котомка,

А сердцу всё же хорошо.

 

Одолжат трешку иль пятерку

Мои собратья по перу,

Куплю моркови и на тёрке

Натру, а то и суп сварю.

 

Острили мне моё сознанье

Партийцы, а не бытиё.

Да я работал в этом здании,

Но департамент не жильё.

 

Известно вам и мне известно,

У нас оказывают честь

Не по заслугам, а по креслам,

И ордена дают за лесть.

1975 г.

 

ЛИСТОК

Я не спал эту ночь.

Шум листвы монастырской печален,

Сквозь толстенные стены

Он в келью легко проникал.

Светлосерое утро

Открыло возню на причале,

А на кромке скалы

Клён в дорогу листву опускал.

 

И шумела листва

Непокорно пред вечным покоем,

Но яснее душе

И рассудку понятней без слов.

Я опустился к воде,

Не спеша, как олень к водопою,

Чтоб уйти, насладясь

Тишиной и теплом берегов.

 

Высоко в небеса

Купола с золотыми крестами

Вознеслись над плечами скалы.

Отодвинулся берег,

И остров прощается с нами,

Протянув, словно руки,

К корме водяные валы.

 

Что шумела листва,

Что спешила сказать напоследок?

Перед тем, как уйти,

Напоследок мы тоже шумим.

Понимают ли нас?

Этот миг понимания редок,

Но в природе людей

Он пока ещё незаменим.

 

Теплоход уплывал,

Чайки чиркали воду крылами.

Возбуждённая Ладога

Разговаривала за спиной.

Я полез за платком

И листок обнаружил в кармане,

Пламенеющий лист,

Не желавший расстаться со мной.

 

Я смотрел на него,

И росло на душе ощущенье,

Что вот-вот захлебнусь,

Как колодец от вешней воды.

Столько дум всколыхнул,

Воскрешая духовное зренье,

Не попутчик, а друг

И товарищ на случай беды.

 

 ***

Ни шум машин, ни голос человека –

Ничто рассвета не тревожит.

Стучит в окно березовая ветка,

Одеться зеленью не может.

 

Земля подвяла. Ночи убывают.

Запел ручей, от льда освобожденный.

Но город, холодами обожжённый,

Как пёс, из подворотни подвывает.

 

ПОЭТ

Поэт не может не писать,

Как равнодушным быть не может.

Лиричная тактильность кожи

Душе чувствительной под стать.

 

На всё ему не наплевать

И до всего-всего есть дело.

Таким ему Природа-мать

На свет явиться повелела.

 

И мудрость с мужеством дала,

Душою зрячей наградила,

В нелёгкий путь благословила,

В служенье к музе призвала.

 

Чтоб в час невзгоды, в час лихой

Сочувствовальщик, соучастник

Чужой судьбы, в беде чужой

Для непознавших пел о счастье.

 

ВОЛЬНОЛЮБИВЫЕ ВОДЫ

Вольнолюбивые воды Поморья,

Искритесь и пеньтесь недолгой весной,

Но будьте, останьтесь! Я с вами не спорю,

Я вас призываю: побудьте со мной.

 

Вольнолюбивые воды Поморья,

Искал я вас долго и рад, что нашёл.

Нашёл не на гордость. Нашёл не на горе.

Нашёл на удачу и что-то ещё…

 

НЕ РОВЁН ЧАС

Не приучен играть под контролем…

Если жуткого жребия не обойти,

Выхожу из предписанной роли,

А тебе в неё лучше войти.

 

Не ровён час в судьбе перемена,

Иль в стране грянет переворот,

Иль жандармы вернутся на сцену…

Замолчи, предсказующий рот!

 

ХОРОВОЕ БЫТИЁ

Как живём и что творим?

Всё, что создано Всевышним,

Снова пересотворим

Разуменьем никудышным.

 

Кто же спросит и когда

С новоявленных творцов,

Что ни знака, ни следа

От отца в земле отцов?

 

Пять лучей, как пять мечей,

В обиталище горят.

Тени предков русичей

Восстают, за рядом ряд.

 

Миротворцы-предки тоже

Так же верили, как мы:

Путь единственен и сложен,

Не зазорно лечь костьми.

 

В колеснице той же детки –

Новорожденники тьмы –

Для общественной отметки

Пели красные псалмы.

 

Вот и мы не понимаем,

Что их ввергло в забытьё?

Не история хромая –

Хоровое бытиё.

1989 г., Петрозаводск

 

ПЕСНЯ — ИСПОВЕДЬ ДУШИ

Начинается песня с желанья,

С настроенья, с движенья души.

И неважно, какого ты званья,

Все поющие хороши!

 

И неважно: к о г д а запевают?

И неважно: едят или пьют?

Важно: песен не забывают.

Важен факт, что поют.

 

И неважно, ч т о отмечают?

Свадьбу, тризну иль выход на пенсию.

Важно то, что всегда запевают

Самолучшую песню.

 

И неважно, от жизни убогой

Между умников и чудил

Ты попел, как на исповедь к Богу

Свою грешную душу сводил.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *