Подошёл бы Николин день, а зима будет…

На Руси святителя Николая издавна считали защитником оклеветанных, верили, что он может помочь невинно осужденным. Также его называют покровителем моряков, купцов и детей. Ему молились и земледельцы — о хорошей погоде, о добром урожае. «Второй после Бога заступник», — так говорили о святом Николае наши предки. Нищие, прося милостыню, тоже ссылались на небесного защитника: «Кто Николая любит, кто Николаю служит, тому святой Николай во всякий час помогает».

В Поморье Николай угодник – особо чтимый святой. По поверью Никола (Микола) является хранителем морей, моряков и рыбаков и тех, кто почитает и верует в него – охраняет от неприятностей во время плавания, морского промысла, шторма. К Николе обращались как на земле, так и во время отправки на промысел и в бурю на море. Одна из версий молитвы к святому Николаю-угоднику записана от жительницы села Калгалакша Риммы Ефремовой: «Никола святитель, морской управитель, на горах, на водах спаситель, сохрани, сбереги рабу Божью Римму  на синем море соленом. Всем грехам грешна, всем делам дела, согрешна, грешна. Моим словам ключ замок. Во века веков, аминь»[1].

О том, что образ святого Николая был любим и почитаем в Поморье, говорит тот факт, что на всем побережье Белого моря множество церквей были названы в честь Николая угодника: «от Онеги до Колы тридцать три Миколы»[2].

Наряду с крупными церковными праздниками Пасха, Троица, Петров день, Петрово заговенье, Иванов день, Ильин день в Поморье получили распространение праздники промыслового поморского календаря Никола вешний – 22 мая (9 мая по старому стилю) и Никола зимний – 19 декабря (6 декабря по старому стилю).

В промысловом сезоне осеннюю и зимнюю путины[3] разделял Никола зимний:  заканчивался лов семги, сельди на Кандалакшском, Поморском берегах Белого моря, а также   мурманский тресковый лов. Промышленники Поморского и Карельского берега возвращались домой с удачных  уловов, связанных с массовыми подходами рыбы и зверя. К наступлению зимы все мужское население собиралось из отлучки с морских промыслов и плаваний, и первым массовым праздником считался день Николы зимний — 19 декабря (6 декабря по старому стилю).

День Николы зимнего крестьяне устанавливали в качестве срока для разного рода сделок и платежей. «Никольский торг всему указ», — говорили в народе, подразумевая, что в этот день устанавливались цены на долгое время вперед. Также на эту дату устраивали братчины, получившие название «никольщин». С утра люди шли в церковь, служили молебны святому Николаю, а после этого сообща накрывали большие столы и начинали веселиться. «Для кума Никольщина бражку варит, для кумы — пироги печет»; «На Никольщину зови друга, зови и ворога — оба будут друзья»; «На Никольщину едут мужики с поглядкой, а после Никольщины валяются под лавкой», — такие поговорки сохранила народная память о зимних братчинах.

В этот день в крупных селах Беломорья устраивались съезжие, храмовые (по наличию церквей в честь Николы) праздники. Такими селами считались: Нюхча, Сумский Посад, Шижня и Шуерецкое, куда съезжалась из окружающих их деревень много народу, гостей. В этот праздничный день молодежь ходила кругом (хороводом) по деревне с песнями, а с 9 часов вечера все сходились на вечерину в избе. В старину этому вечеру придавался особый смысл и значение. Николин день — начало зимнего сватовства, незамужние девушки и холостые парни с этого дня начинала высматривать для себя женихов и невест. Праздник Николы зимнего являлся смотринами для будущих жен и невесток для того, чтобы с наступлением святок сделать свой выбор и начать сватовство, кончающееся свадебными гуляниями на Великое заговенье.

Вот, как описывает вечерину И. М. Дуров: «Это основной и самый распространенный вид развлечения, устраиваемый девушками в определенные периоды года: 19 декабря – «Никольская», с 8 по 17 января – «святочная», 19 – 20 января – «Крещенская» и «Заговенские» — в период с Крещенья по Масляную неделю включительно. Особенность этого вида вечерины от обычного танцевального вечера состоит в том, что она организуется группою в 10-15 девушек в специально откупаемой ими для этой цели просторной избе, где хозяевами положения являются девушки, чинно рассаживаясь вдоль лицевой и боковой от большого угла стенам на лавках плечо в плечо в своих национальных поморских нарядах. Молодежь мужского пола рассаживается на лавках около входной двери и лишь изредка рядом с девушкою. Следовательно, верх традиционного обычая на вечерине – игра под песню, принадлежит девушке, как организатору увеселения. Еще не так давно вечерина начиналась своеобразным поморским танцем – утушкой. Затем кадриль под песню и «шестерка» (см.) чередовалась с танцем под гармошку или балалайку до 5-6 часов утра. Вечерина эта начинается обычно не раньше 20 часов пополудни – спустя 3-4 часа по окончании беседы. В дореволюционный период времени, когда в быту поморской женщины процветал домострой, значение этой своеобразной вечерины имело свой особый смысл: смотрины и выбор родителями невесты для своего сына. Отсюда первая вечерина – «Никольская», устраиваемая в начале зимы в Рождественский пост, являлась как бы генеральною репетицией девушек, подготовлявшихся на «выжимках» к смотринам на невест. А «святочные» – уже выбор невест, отмечаемых подарками со стороны жениха и его родных, высмотренной в невесты девушек. «Крещенская» вечерина – окончательно устанавливала выбор невесты в большинстве случаев завершающееся официальным сватовством. Следовательно, девушка – участница вечерины, имела в откупленной избе определенное ею личное окупаемое место, которое никто из девушек занять не имел права без согласия последней. Места считались от большого угла к заднему углу, при этом самыми дорогими и первыми считались места: второе, третье и четвертое. По боковой лавке от большого угла с первого по четвертое и по лицевой с 5 по 8-е ценились одинаково. А все остальные места носили второочередный характер и занимались девушками, не мечтающими стать невестою по своей молодости или перезрелости и др. причинам. Наряжались на вечерину в самые лучшие, какие имели наряды традиционного обычая Жеманные, зарумянившияся с приопущенными вниз веками глаз в своих крахмале… широкорукавых рубашек и цвестистых сарафанах, девушки напоминали собою фантастических бабочек. В настоящее время всякий смысл прошлого в вечерине утратился, и она является, следуя лишь традициям матерей и бабушек, обычным увеселительного характера зрелищем».[4]

С Николы зимнего начинается настоящая зима, народные пословицы и приметы гласят: Варвара крепит, а Никола гвоздит, Хвали зиму после Николина дня, Иней на Николу – к урожаю, Подошёл бы Николин день, а зима будет, Зима — за морозы, а мужик — за праздники.

Ольга Степанова

Литература:

Бернштам, Т. А. Традиционный праздничный календарь в Поморье во второй половине XIX-начале XX в. / Т. А. Бернштам // Этнографические исследования Северо-Запада СССР. — Ленинград, 1977. — С.88-115. — Библиогр. в подстроч. примеч.

Дуров, И. М. Словарь живого поморского языка в его бытовом и этнографическом применении. Карельский научный центр, Российская академия наук, Институт языка, истории и литературы – Петрозаводск, 2011.- С.454. ISBN 978-5-9274-0453-7

Ефименко, П. С. Материалы по этнографии русского населения Архангельской губернии, собранные П. С. Ефименком, д. чл. Императорского Общества любителей естествознания, антропологии и этнографии, состоящего при Московском университете / П. С. Ефименко. — Москва : В Типографии О. Б. Миллера, 1877. — (Известия Императорского О-ва любителей естествознания, антропологии и этнографии ; т. 30) (Тр. Этнографического отд. Императорского О-ва любителей естествознания, антропологии и этнографии при Московском у-те / под ред. Н. А. Попова (пред.) ; кн. 5, …)  Ч. 1 : Описание внешнего и внутреннего быта : сб. науч. тр. — 1877. — VII, 192 с. — (…; вып. 1).

Ковыршина, Ю. И. Материалы по календарной традиции Карельского берега Белого моря / Ю. И. Ковыршина // Праздничные традиции и новации народов Карелии и сопредельных территорий: исследования, источники, историография : [сборник статей] / Карельский научный центр, Российская академия наук, Институт языка, литературы и истории ; [науч. ред. и сост. И. Ю. Винокурова]. — Петрозаводск, 2010. — С. 154-200.  ISBN 978-59274-0424-7

________________________

[1] Ковыршина, Ю. И. Материалы по календарной традиции Карельского берега Белого моря / Ю. И. Ковыршина // Праздничные традиции и новации народов Карелии и сопредельных территорий: исследования, источники, историография : [сборник статей] / Карельский научный центр, Российская академия наук, Институт языка, литературы и истории ; [науч. ред. и сост. И. Ю. Винокурова]. — Петрозаводск, 2010. — С. 192 

[2] Дуров, И.М. Словарь живого поморского языка в его бытовом и этнографическом применении. Карельский научный центр, Российская академия наук, Институт языка, истории и литературы. – Петрозаводск, 2011. — С.224. 

[3] путина — сезон рыболовного промысла; например: весенняя путина – период весеннего времени лова, летняя – летнего, осенна и осенняя – осеннего и зимняя – зимнего. Слово не местное; бытует с 1929 года. Позаимствовано через печать и от рыбаков рыболовной промышленности центра. Повс. (Дуров, И.М. Словарь живого поморского языка в его бытовом и этнографическом применении. С.349.).

[4] Дуров, И.М. Словарь живого поморского языка в его бытовом и этнографическом применении. Карельский научный центр, Российская академия наук, Институт языка, истории и литературы – Петрозаводск, 2011. — С.53-54. 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *