Сухое

Виртуальная выставка «У моря Белого в Сухом Наволоке»

В 18 км от города Беломорска на самом берегу Белого моря расположено старинное поморское село Сухое, многовековая история которого еще не становилась предметом специального изучения. Упоминания о селе находим в источниках XV-XVI вв., к примеру, рукопись «Летописец Соловецкий…»[1] сообщает о жаловании царем Иоанном Васильевичем «игумену Алексею з братиею» деревни Шижни и в ней церкви Николая Чудотворца, да деревни Сухой Наволок.

Фото Светланы Кошкиной

В официальном документе 1539 года – «Жалованной грамоте великого князя Ивана Васильевича Соловецкому монастырю на вотчину в Спасском погосте Выгозерского уезда», сообщается о том, что Соловецкой обители в указанный год было пожаловано «13 луков» по рекам «Шижне и Выг и на Сухом Наволоке с деревнями».[2]

Сухонаволокская волость упоминается в «Уставной грамоте Соловецкого монастыря…» 1548 года.[3] В датированной 30 сентября (по ст. ст.) 1564 годом «Уставной грамоте игумена Соловецкого монастыря Филиппа крестьянам и казакам Сумской волости» также упоминается «Сухой Наволок», а его жители названы сухонаволочанами.

То обстоятельство, что Сухое является одним из древнейших селений Поморья, подтверждает рукопись XVI века, поступившая в начале прошлого века в рукописный отдел Архангельского церковно-археологического комитета. Она состояла из 147 статей, принадлежала деревне Сухонаволокское и хранилась в местной часовне. Название древнейшего сборника «Измарагд» в переводе с греческого σμαραγδοζ означает «смарагд, драгоценный камень».

«Измарагд» Сухонаволокской церкви заключал в себе нравственно-религиозные поучения и предназначался исключительно для чтения светскими людьми. Большинство поучений и слов «Измарагда» приписано св. Иоанну Златоусту. Написанная полууставом в два столбца в кожаном переплете на 187 листах рубчатой плотной бумаги с водяным знаком «большая ладонь со звездой вверху пальцев и четырехконечной розеткой внизу кисти», книга эта на обороте переплета имела надписи, сделанные разными почерками скорописью XIX века:

«…сия книга Сухонаволокской деревни часовни пресвятыя владычицы нашея Богородицы одигитрии Смоленския глаголемая Измарагдъ переплетена 1803 года сентября дня, подписалъ Сухонаволоченинъ Иванъ Тироновъ»; далее другим почерком: «после того времени потонул 1825 года в сентябре месяце подписал племянник его родной Стефанъ Тироновъ iюнь 1827 года»«Сию книгу читалъ Сухонаволоцкой деревни Петръ Аникиевъ своеручно подписалъ», а в конце оглавления, изложенного на четырех листах, бледными чернилами скорописью XVIII века написано: «книга измарагдъ сухонаволоцкой волости Б-ца Удегитре подписалъ сухонаволоцкой волости причетной дьячок Степанко Матвеевъ».[4]

Источник 1911 года сообщает, что в библиотеке Соловецкого монастыря имелось три экземпляра «Измарагда» под номерами 359, 360, 361. «Сухонаволокский «Измарагд» подходил по содержанию своему к значащемуся в Соловецкой библиотеке под № 359 конца XV или XVI века…[5]

По данным «Архангельских епархиальных ведомостей» 1907 года, в селе ранее имелась часовня, но затем, в 1899 году, силами местных крестьян она была перестроена в церковь Казанской Божьей Матери.[6] Побывавшая в 1928 году в селе художница Н. Маковская сделала рисунок храма. На нем отчетливо видно, что он, четырехчастный, разной ширины и высоты, состоял из молитвенного помещения, прямоугольного алтаря, трапезной и сеней, которые в недалеком прошлом венчались шестигранной колокольней. Крыши на главном помещении и трапезной были двускатными, на сенях – трехскатная, на алтаре – односкатная. Молитвенное помещение освещалось на южной стене двумя одинарными окнами на первом ярусе и одним спаренным – на втором ярусе, трапезная же – двумя северными и тремя южными окнами.

26 января 1935 г. в здании храма открылся клуб:[7] в кинопроекционную был переделан алтарь, северное окно трапезной растесано с устройством дверей. Когда из села начали уезжать, то и клуба, как такового, не стало, здание было практически разрушено. В 2012 году местные жители восстановили храм, и 10 августа в нем состоялась первая праздничная литургия.[8] Сухое представляет интерес еще в связи с тем, что к западу от села располагаются остатки старого, и новое деревенские кладбища. На старом кладбище еще совсем недавно можно было обнаружить резные намогильные столбики – некрокультовые сооружения начала XX века, их украшали глухой резьбой из кружков, желобков и засечек, на некоторых вырезали четырех- и шестиконечные кресты. На столбиках с двускатными крышами с резьбой в виде треугольных зубьев имелись рамки, имитирующие киот для небольшого размера иконок, на многих они долгое время сохранялись. В годы войны старое кладбище, по рассказам старожилов, нарушили военные, они вырубили в скале на окраине села, в местечке – «за Федосьей» – командный пункт штаба Карельского фронта, многих могил после того, как штаб переехал в Петрозаводск, обнаружить было нельзя, трудно было отыскать и кресты. [9]

Немало сведений о селе Сухое находим в «Архангельских епархиальных ведомостях», по публикациям которых узнаем о старообрядческих толках и согласиях, существовавших в селе. К примеру, источник 1903 года сообщает о том, что здесь некоторое время жил помощник архангельского миссионера Степан Васильевич Чураков, принесший немалую пользу «чрез обращение на путь истины и спасения заблуждающихся в вере именуемых старообрядцев».[10] Родом он был из Шенкурского уезда Архангельской губернии. В 17 лет «сделал обет пред иконой Божьей Матери» и оставил мир, удалившись в пустыню. Странническая жизнь его началась в селе Сухое Кемского уезда, где он жил «под руководством» старца Тарасия, «лучшего наставника в Поморской стране». Но спустя год с Тарасием случилась размолвка, и Степан удалился в Шуерецкую пустынь. Там он служил у отца Сергия Черенцова, в прошлом новгородского купца, оставившего богатый дом ради пустынной жизни. Недолго и здесь прожил С. В. Чураков, так как увлекся «речами некоего отставного солдата Филиппа» и в третий раз принял крещение, но уже «раскольническое». Далее он связал свою жизнь с Ярославской губернией… Своими наблюдениями за раскольниками села Сухое Степан Чураков делился с читателями архангельских губернских газет.[11]

Газетные сообщения подтверждают старожилы, сообщая о большом количестве келий, долгое время располагавшихся вдоль моря. Кроме того, они рассказывают об отце Василии, жившем со своей матушкой в усадьбе в 30 км выше по течению Кузреки. Он даже «своеобразный тротуар» из расколотых на две части деревьев вдоль берега проложил.[12]

Согласно «Спискам населенных мест Российской империи…», в 1859 г. в селе насчитывалось 39 дворов и проживало 342 жителя,[13] храм, построенный в конце XIX века, являлся приписным к Сорокскому приходу, поэтому в нем не было своего священника, и богослужения 2-3 раза в год проводил священник из Сороки. В 1898 г. открылось одноклассное общественное училище,[14] в 1904 г. учителем в нем состоял Михаил Григорьевич Луговой.[15]

Жители села ловили рыбу, промышляли на Мурмане. Известно, что в 1866 г. сухонский судовладелец Тимофей Ремягин имел два промысловых и два транспортных судна грузоподъемностью 92,5 тонны, в 1899 г. его сын Василий – одно промысловое и три транспортных судна грузоподъемностью 150 тонн.[16] Старожилы помнят богатого судовладельца Ремягина, сообщая, что в 1930-х годах «он куда-то исчез», а его доме стало располагаться правление колхоза.[17]

Каким было село в середине XIX века, сообщается в записках этнографа, писателя Сергея Васильевича Максимова, который отмечал, что «перед этой деревушкой морская губа до того мелка, что весла доставали до дна, и карбас, садясь раз до десяти на мель», едва-едва доходил до селения: «Вот простая, видимая причина, почему селению этому дал народ нехитрое прозвание Сухого. Сухое оказалось маленькой деревушкой в 50 дворов, со ста жителями, которые все почти ушли на то время на Мурманский берег. Лаяли огромные жёлтые собаки, попались таможенные солдаты, их будка и сарай, и – что приятно порадовало… – это огороды с капустой и даже картофелем. Кроме того, здесь можно было достать морошку, уже поспевшую, и молоко, не отдававшее противным сельдяным запахом».[18]

В 1891 году в журнале «Вестник Европы» была опубликована статья «На далеком севере: из поездки на Белое море и океан». В ней ученый-зоолог В. А. Фаусек описал «деревеньку Сухонаволоцкое», дома в которой построены непосредственно на болоте: «с горя они не дали даже себе труда выстроиться в улицы, а стоят в совершенном беспорядке, как попало, в узком промежутке между гнилою отмелью моря и стеною леса, стоящего также на болоте».[19]

Как пишет В. А. Фаусек, Сухое не принадлежало к числу проезжих поморских деревень, почта зимой здесь ходила по санному пути из Сумского посада на Кемь, летом ее переправляли пароходом и карбасом.[20]

В «Справочной книжке Архангельской губернии на 1860 год» упоминается Сухонаволокская станция, находящаяся в пустой избушке, куда заезжали для перемены карбаса и гребцов.[21]

В 1906 году в селе Сухое насчитывалось 110 дворов, здесь проживало 378 жителей обоего пола, не считая детей.[22] В октябре 1929 года здесь организовали рыболовецкий колхоз «Батрак», который с 1937 года стал именоваться «Океан».[23] Как и колхозники соседних рыболовецких артелей и колхозов, рыбаки села Сухое ловили рыбу на Белом и Баренцевом морях. В 1934 году число дворов в колхозе составляло 89. Трудоспособного населения насчитывалось 153 человека, в отходе находились 33. Всего проживало 369 человек. Индивидуальные посевы имели 89 колхозников.[24]

В архивных источниках сообщается о количестве добытого сухонскими рыбаками сельди, крупного и мелкого частика, лососевых, тресковых, морского зверя;[25] убранного колхозниками картофеля, сена и прочих культур.[26]

На 1 января 1939 года в колхозе насчитывалось 96 дворов, в них проживало 487 человек.[27] В это время колхоз «Океан» имел библиотеку, фонд которой насчитывал одну тысячу книг, клуб, избу-читальню, ясли-сад, который посещали 25 детей.[28]

В 1930-е годы наряду с массовой коллективизацией Сухое не обошла и волна репрессий. В «Поминальных списках Карелии» названы уроженцы села: Комаров Константин Дмитриевич, капитан, расстрелян в 1938 г., Кукшиев Михаил Андреевич, рыбак, осужден на 10 лет, направлен в Онеглаг, где умер в 1942 г.; Мунтуев Александр Архипович, рыбак, расстрелян на ст. Медвежья Гора в 1938 г. и др. По воспоминаниям старожилов,[29] совсем недалеко от села, не доходя железной дороги, находились два лагеря заключенных – женский и мужской.[30]

В годы войны в колхозе «Океан» трудились бригады Ф.И. Шаванова, А.А. Кузьмина, В.И. Аникиева, И.К. Васильева, П.М. Комарова, Г.Я. Смагина.[31] Председателем колхоза в сентябре 1941 г. являлся Петр Иванович Афанасьев, бригадиром – Зоя Николаевна Гужиева.[32] Уникален документ 1941 года – «Список рыбаков колхоза «Океан» на IV квартал». В списке 36 человек, те, кто трудился в помощь фронту.[33]

Не забыт подвиг тех, кто, находясь в тылу, всем, чем мог, помогал стране, остались в истории и имена сухонцев, что не вернулись с войны. В память о них жители села Сухое установили памятник. Помнят сухонцы и о первом председателе колхоза – Иване Герасимовиче Аникиеве, 1897 г.р., который в 1944 г. погиб во время освобождения города Питкяранты от фашистских захватчиков.[34]

На 1 января 1956 года в колхозе насчитывалось 46 дворов, в них проживало 108 человек. Три раза в месяц население обслуживала кинодвижка райсовета. В это время колхоз еще не был электрифицирован, но располагал своим радиоузлом с 35 радиоточками.[35]

В 1960-1990-е годы жители села трудились в зверосовхозе «Выгостровский», после распада которого в 1990-х годах жизнь в селе начала угасать. Прекратили работу школа, детский сад, библиотека, клуб. Сухонцы разъехались, и сегодня в селе проживает всего 11 человек. Это пенсионеры, и те, кто когда-то не уехал из села, а остался в нем жить.

Публикуется по: 
Кошкина, С.В. Из истории поморского села Сухое / С.В. Кошкина // Краеведческие чтения : материалы VII научной конференции (14-15 февраля 2013 г.), [г. Петрозаводск / сост. Н. П. Новикова]. – Петрозаводск, 2013. – С. 283-290.
_______________________________________

[1] Летописец Соловецкий, выписан вкратце от жития преподобных отец Зосимы и Савватия, соловецких чюдотворцов, и спостника их аввы Германа, како начаша жити на Соловецком острове, и о преставлении их, и о строении монастырском, и о здании деревянном и каменном, и о протчем, с 1429 г. по 1796 г. : [электронный ресурс]. – Электрон. текстовые дан. (73 файла : 25 мбайт). – Петрозаводск : Национальная библиотека Республики Карелия, 2006. – Л.1, 1.об.

[2] Материалы по истории Карелии XII – XVI вв. / Научно-исследовательский институт культуры Карело-Финской ССР ; под ред. В. Г. Геймана. – Петрозаводск : Государственное издательство Карело-Финской ССР, 1941. – С. 140-141.

[3] Материалы по истории Карелии XII-XVI вв. Указ. соч. С. 159.

[4] «Измарагдъ» XVI века Сухонаволоцкой церкви, Кемского уезда // АЕВ. – 1911. – 15 июня (№12). – С. 583-584.

[5] Там же. С. 583-584.

[6] Из села Сухого Кемского уезда // Архангельские епархиальные ведомости. – 1907. – 15 фев. (№ 3). – Ч. неоф. – С. 76.

[7] Лейнов, А. В Сухом открылся новый клуб / А. Лейнов // Беломорская трибуна. – 1935. – 29 янв.

[8] Кошкина, С. Возрождение храма / Светлана Кошкина // Карелия. – 2012. – 16 авг.

[9] Информант Чуркина Серафима Павловна, г.р. 1928; м.р. с. Сухое; записано в июле 2012 г.

[10] Некролог : [Степан Васильевич Чураков] // АЕВ. – 1903. – №11-12. – Ч. офиц. – С. 409-420.

[11] Чураков, С. Тайные раскольники / Степан Чураков // АЕВ. – 1902. – 15 авг. (№ 15). – Ч. офиц. – С. 485-486.

[12] Информант Чуркина Серафима Павловна, г.р. 1928; м.р. с. Сухое; записано в июле 2012 г.

[13] Списки населенных мест Российской империи, составленные и издаваемые Центральным статистическим комитетом Министерства внутренних дел. Вып. 1. Архангельская губерния. – СПб., 1861. – С. 15.

[14] Архангельская Карелия. – Архангельск : Изд. Арханг. Губерн. Статистич. Комитета, 1908. – С. 88.

[15] Адрес-календарь Архангельской губернии на 1904 год. – Архангельск : Губернская типография, 1904. – С. 109.

[16] Кораблев, Н.А. Социально-экономическая история Карельского Поморья во второй половине XIX века / Н.А. Кораблев. – Петрозаводск : Карелия, 1980. – С. 72.

[17] Информант Смагин Виктор Павлович, г.р. 1930, м.р. с. Сухое; записано в 2012 г.

[18] Максимов, С.В. Год на Севере / С.В. Максимов. – Архангельск : Сев.-Зап. кн. Изд-во, 1984. – С. 50-51.

[19] Фаусек, В.А. На далеком севере : из поездки на Белое море и на океан / В.А. Фаусек // Вестник Европы. – 1891. – №8. – С. 665-714.

[20]Фаусек, В.А. На далеком севере : из поездки на Белое море и на океан… С. 665-714.

[21] Справочная книжка Архангельской губернии на 1860 год. – Архангельск : В типографии Губернского Правления, 1859. – С. 81.

[22] Из села Сухого Кемского уезда // АЕВ. – 1907. – 15 фев. (№ 3). – Ч. неоф. – С. 76.

[23] НА РК. Ф. 3609. Оп. 1. Д. 1/1. Л. 1.

[24] НА РК. Ф. 3609. О. 1. Д. 1/1. Лл. 1-12.

[25] НА РК. Ф. 3609. О. 1. Д. 1/1. Лл. 1-12.

[26] НА РК. Ф. 3609. О. 1. Д. 1/1. Л. 6об.

[27] НА РК. Ф. 3609. О. 1. Д. 1/8. Лл. 2, 12.

[28] Архив Беломорского района. Ф. 12. О. 1. Д. 1/1. Л. 22.

[29] Информант Смагин Виктор Павлович, г.р. 1930, м.р. с. Сухое; записано в августе 2012 г.

[30] Информанты Смагин Виктор Павлович, г.р. 1930, м.р. с. Сухое; записано в августе 2012 г.; Дементьева Ангелина Васильевна, г.р. 1931, м.р. с. Сухое; записано в 2011 г.

[31] Расчетные ведомости на выдачу зарплаты колхозникам. 1941 год. Колхоз «Океан», с. Сухое Беломорского района // Архив Беломорского района. Ф. 42. О. 1. Д. 1/6. Лл. 1-6.

[32] Расчетные ведомости на выдачу зарплаты колхозникам. 1941 год. Колхоз «Океан», с. Сухое Беломорского района // Архив Беломорского района. Ф. 42. О. 1. Д. 1/6. Л. 33.

[33] Архив Беломорского района. Ф. 42. О. 1. Д. 1/1. Лл. 26.

[34] Информант Аникиев Леонид Иванович, г.р. 1929, м.р. с. Сухое; записано в 2012 г.

[35] НА РК. Ф. 3609. О. 1. Д. 3/55. Лл. 1-11.

 

Электронные и печатные ресурсы по теме «Сухое»

Кошкина, С. «А в Сухое идти, надо ручей перейти…» / С. Кошкина : [электронный ресурс]. — Режим доступа: http://karjalanmu.ru/a-v-suxoe-idti-nado-rychej-perejti/

Кошкина, С. Возрождение храма в селе Сухое / С. Кошкина : [электронный ресурс]. — Режим доступа : http://karjalanmu.ru/vozrozhdenie-xrama-v-sele-suxoe/

Кошкина, С. Дейнушка моя очень доброй была : [об уроженке села Сухое Дементьевой Ангелине Васильевне] : [электронный ресурс] / С. Кошкина. – Режим доступа : http://karjalanmu.ru/dejnushka-moya-ochen-dobroj-byla/

Кошкина, С. У моря Белого в Сухом Наволоке / Светлана Кошкина // Север. — 2013. — № 7-8. — С. 213-225.

[Кукшиев Михаил Андреевич] // Возвращенные имена : Республиканская Книга памяти жертв политических репрессий : [электронный ресурс]. – Режим доступа : http://visz.nlr.ru/search/lists/karel/234_41.html

[Щербаков Александр Петрович] // Возвращенные имена : Республиканская Книга памяти жертв политических репрессий : [электронный ресурс]. – Режим доступа : http://visz.nlr.ru/search/lists/karel/249_0.html

 

Сухое: 1 комментарий

  1. Добрый день! Случайно наткнулась на вашу статью.
    Мунтуев Александр Архипович, мой дедушка. Информации никакой не осталось.
    Может быть вы подскажете, где можно поискать информацию о с. Сухое и что происходило там в далекие 30 годы.
    Буду благодарна за предоставленную информацию.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *