В рамках мероприятий, посвященных Году карельского языка и национальной культуры

В прошлом году, накануне объявления 2013 года Годом карельского языка и национальной культуры, общественным объединением «Поморский берег» совместно с МБУ «Центр поморской культуры» был задуман проект «Маслозеро — душа моя — Войярви». Его целью стал сбор различного рода информации об исчезнувшем с «лица» земли карельском селе Маслозеро Беломорского района Республики Карелия.

В 1968 году оно было закрыто, а в 2000-х годах страшный пожар уничтожил в нем все постройки. На месте села — заросшее густой травой поле на берегу одноименного озера Маслозера. В разные населенные пункты разъехались его жители — люди разных национальностей, среди них карелы, русские, белорусы и др. Кто-то из них проживает сейчас на территории Сосновецкого сельского поселения, кто-то уже более сорока лет живет в Беломорске, Кеми и т.д. Им, уроженцам земли карельской, оставшихся однажды без малой Родины, посвящены результаты нашей работы — это аудио- и видеозаписи воспоминаний старожилов села, очерки о маслозерцах в периодической печати и на нашем сайте, а также тот информационный материал, который собран краеведами в архивах и музеях Архангельской области и Республики Карелия.

«Проданные маслозерцами Григорием и Фомой Иевлевыми…»

История исчезнувшего села насчитывает несколько столетий. Письменные свидетельства о том – архивные документы, к примеру, «Выпись из отдельной книги Кемской волости писцов Пятого Карташова, Василия Морева и подьячего Дея Подосенова» 1552–1553 годов. В ней упоминается «волостка Маслозеро», в которой «было живущих 11 луков* с полулуком».

«… А по книгам Пятого Корташева, да Василья Морева, да подъячного Дея Подосенова было в Кемской волости живущих 96 дворов, а людей в них 146 человек да 63 казаки, да двор пуст; а луков было 85 с третью и полполтрети лука; а пашни по ухтам 50 чети, а сена косили 800 копен.

… Да в Кемской же волости было живущих 20 варниц да 4 мелницы, а пятая мелница пуста.

… Волостка Подужемье.

… А по книгам Пятого Корташева в Подужемской волостки живущих было 26 луков без трети.

… Волостка Пебозеро.

… А по книгам Пятого Корташева на Пебозере было живущих 6 луков с четью.

… Волостка Маслозеро.

… А по книгам Пятого Корташева на Маслозере было живущих 11 луков с полулуком.

… Да на Кемской же земли жили лопари крещеные и некрещеные лукозерские по лешим* озером: на Топоозере, и в Кистенги, да на Куитоозере, и на усть Валас реки, да на Сонбоозере, и на Вопозере, да в Ведиле озере, и на Вокше озере, и на Киз реки, и в Шолопогьи, и в Кургиевой, и в Каргоозере, и на Улмоозере, и на Мурамозере, и на Пилсоозере, и на Вонгоозере, и на Керетьозере, и на Воронье озере, и на Кялгоозере, и на Куземозере, и по иным лешим озерам 18 дворцов да 20 веж, а людей в них 42 человека, а луков 20 с полулуком, и те лопские дворцы, и вежи, и луки все запустели от немецкие войны, а лопари побиты, и полон поиманы, а иные розно розбрелись».[1]

Другой документ – «Купчая на рыболовные угодья в Кемской волости, проданные маслозерцами Григорием и Фомой Иевлевыми детьми Соловецкому монастырю», датированный 17 января (по ст. ст.) 1587 года, сообщает о том, что маслозерцы Григорий и Фома Иевлевы продали обители «угодья своего четверть лука рыбные ловли в Кеми реке, и на море, и во всех рыбных ловлях».[2]

Чрезвычайный интерес представляет «Жалованная грамота царя Федора Ивановича Соловецкому монастырю на половину Кемской волости» 1591 года, в ней также упоминается Маслозеро. Из документа узнаем, что царь в указанный год пожаловал обители «волостью Кемью всею и Подужемскою и Побоозером и Маслозером в вотчину впрок со крестьяны и з дворовыми месты и с соляными варницами и с рыбными и зверовыми ловлями и с лесы и с пожнями* и с морскими тонями* и с лешими озеры и со всякими угодьи и с тамгою и с рыбною десятиною, и крестьян им ведати и судите, или кому они прикажут».[3]

Весьма любопытен источник от 20 июля (по ст.ст.) 1591 года – «отдельная запись» на земли в Кемской и Подужемской волостях. Документ описывает технику отвода. В июле 1591 года отводчик Семен Юренев, снабженный копиями писцовых книг, выезжал в Кемскую и Подужемскую волости и переписал там «живущее и пустое и по именем крестьян». Отводчика сопровождали старосты, целовальники, «старожилцы тутошние», «сторонние и лутчие люди».[4]

Согласно его переписи, Кемская волость, и церкви в ней, и двор монастырский, и крестьянские дворы «в 87-м году да в 98-м году» были пожжены «немецкими воинами». В момент посещения отводчика «храмы Успение пречистые богородица до чудотворца Николы», что были еще до войны, не поставлены, но зато на погосте «на своем месте на дворовом поп Ияков наставил избенцо», пономарь Терентий тоже «поставил избенцо». Далее перечисляются «живущие и пустые» крестьянские дворы. Всего в Кемской волости отводчик насчитал 52 живущих дворовых места, в них 64 человека, 44 пустых дворовых места, а в них 48 луков с третью лука, 8 варниц «живущих», 12 варниц и 5 мельничных мест «пустых». До войны в Кемской волости насчитывалось «живущих» 20 варниц и 4 мельничных места, пятая мельница была пуста.[5]

Что касается соседней Подужемской волости, то согласно письму Семена Юренева, в ней насчитывалось после войны «живущих» дворов 15 мест, в них 15 человек, 14 луков с третью лук, пустых дворовых мест 14, «а луков 11 с третью лука». В Пебозере было 5 живущих дворов, а в них 8 человек, луков 4 без чети, «а пустых луков на Пебозере» пол 3 лука. [6]

В старинном документе находим подробное описание живущих в «волостке» Маслозере крестьян:

«Волостка Маслозеро, а в ней: во дворе Федко Ермолин да Парфей Тарасов, дают с лука; двор || Лазарка Оксентьева пуст, пол лука; двор Иванка Сидорова пуст, пол лука; во дворе Гриша Иевлев да Омоско Оксентьев, дают с лука; во дворе Антипка Иевлев, дает с лука; во дворе Фомка Иевлев да Федко Канаков, дают с полулука; двор Кирилка Кононова пуст, лук; во дворе Костя Федотов да Захарко Моисеев, дают с лука; двор Омельяна Моисеева пуст, лук; во дворе Овдокимко да Пятуша Андреевы, дают с лука; двор Микитки Ларюкова пуст, лук; во дворе Юшко Степанов, дает с чети лука; во дворе Ондрюшка Микитин, дает с чети лука; двор Михалки Левонтьева пуст, четь лука; во дворе Максимко Оксентьев, дает с чети лука, а с полулука того места дает Офоня муезерец; двор Иванко да Захарко Ивановых детей пуст, пол лука. А по книгам Пятого Корташева на Маслозере было живущих 11 луков с полулуком, а ныне после войны на Маслозере живущих 9 дворов, а людей в них 12 человек; а луков 7 без чети, а пустых дворов 7, а луков 5 без чети.

Да на Маслозерской ж земли на Муезере на острову монастырек, а в нем храм Троицы живо||начальные, пустынька, а в ней 5 братов, а питаютца от своих трудев лешею пашанкою и на озере рыбу ловят. Да на Муезере ж бобыльских 6 дворников».[7]

И вновь источник заканчивается сообщением о том, что на Кемской земле жили «лопари крещеные и некрещеные лукозерские по лешим озером», которые «от немецкие войны» были «побиты» и взяты в плен, а иные «розно розбрелись». Речь идет о разбросанных по Кемской волости стойбищах саамов.

Светлана Кошкина


* Лук – единица земельного обложения; мера земли. В хозяйстве Соловецкого монастыря лук земли равнялся приблизительно 3 ½ десятинам и заключал в себе две обжи. Обжа в хозяйстве Соловецкой обители равнялась приблизительно 1,7 десятин.

* Лешие – лесные.

[1] Выпись из отдельной книги Кемской волости писцов Пятого Карташова, Василия Морева и подьячего Дея Подосенова // Акты социально-экономической истории Севера России конца XV – XVI в. : Акты Соловецкого монастыря, 1479 – 1571 гг. / Академия наук СССР, Институт истории СССР, Ленинградское отделение ; сост. И. З. Либерзон. – Ленинград : Наука, 1988. – С. 114.

[2] Купчая на рыболовные угодья в Кемской волости, проданные маслозерцами Григорием и Фомой Иевлевыми детьми Соловецкому монастырю // Материалы по истории Карелии XII – XVI вв. / Научно-исследовательский институт культуры Карело-Финской ССР ; под ред. В. Г. Геймана. – Петрозаводск : Государственное издательство Карело-Финской ССР, 1941. – С. 296.

* Пожня – сенокосная земля, расположенная на низком месте у воды, иногда – пахота, засеянное хлебом поле.

* Тоня – место рыбной ловли в реке или озере, вычищенное от камней и сучьев для удобства закидывания невода.

[3] Жалованная грамота царя Федора Ивановича Соловецкому монастырю на половину Кемской волости // Материалы по истории Карелии XII – XVI вв. Указ. соч. С. 318-319.

[4] Отдельная запись Семена Юренева Соловецкому монастырю на земли в Кемской и Подужемской волостях // Материалы по истории Карелии XII – XVI вв. Указ. соч. С. 319-327.

[5] Там же. С. 320.

[6] Там же. С. 323-324.

[7] Там же. С. 325.

Опубликованные материалы в рамках проекта «Маслозеро — душа моя — Войярви»

Кошкина, С. Ветеран труда, труженик тыла: Валентина Михайловна Кондратьева / Светлана Кошкина // Беломорская Сорока. — 2013. — № 6. Электронный ресурс: http://karjalanmu.ru/veteran-truda-truzhenik-tyla-valentina-mixajlovna-kondrateva/

Кошкина, С. Дети войны : Людмила Николаевна Молочева / Светлана Кошкина // Беломорская Сорока. — 2013. — №5. Электронный ресурс: http://karjalanmu.ru/deti-vojny-lyudmila-nikolaevna-molocheva/

Кошкина, С. Памяти исчезнувших деревень : [электронный ресурс] / Светлана Кошкина. — Режим доступа:http://karjalanmu.ru/pamyati-ischeznuvshix-dereven/

Лазутин, А. Войярви : [стихи] : [электронный ресурс] / Александр Лазутин. — Режим доступа: http://karjalanmu.ru/vojyarvi/

Лазутин, А. Малая Родина : [стихи] : [электронный ресурс] / Александр Лазутин. — Режим доступа: http://vk.com/event55123239?z=photo-55123239_306824725%2Fwall-55123239_18

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *