С днём рождения, Светлана Викторовна!

19 июля прекрасный юбилей отмечает Светлана Викторовна Кошкина, заведующая информационно-краеведческим отделом Центра поморской культуры, председатель общественного объединения «Поморский берег», краевед, историк, летописец, этнограф, автор многочисленных изданий и публикаций по истории и культуре Беломорского района, Республики Карелия, победитель многочисленных конкурсов в области литературного и исторического краеведения и просто удивительный человек! 



Уважаемая Светлана Викторовна, примите самые искренние поздравления с днем рождения от коллег и друзей! 

 

Книга памяти Беломорского района

С октября 2012 года Центр поморской культуры совместно с общественным объединением «Поморский берег» начал формироваться электронную Книгу памяти Беломорского района. Она посвящена нашим землякам, защищавшим Родину в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.

Андреев Владимир Кириллович

Борзилова Татьяна Андреевна (1923-2007)

Григорьев Владимир Иванович (1923-2005)

Костина Анна Николаевна

Кочергин Петр Захарович (1918-2003)

Куревин Тайтан Павлович (1925-2002)

Осипов Иван Тихонович

Титов Матвей Андреевич (1908-1992)

Пашков Андрей Никитич

Подгорная Ольга Дмитриевна (1924-2010)

Червов Григорий Михайлович (1904-1971)

И в тылу ковалась Победа

Видео «Дети войны»

Видео «Герои войны»

Электронные ресурсы

Кошкина, С. Летописец Беломорского района (продолжение) : [электронный ресурс] : [Беломорский район в годы войны]. — Режим доступа: http://karjalanmu.ru/?p=2217&preview=true

Дайджест статей по теме

Наталья Волкова. Беломорье: война и люди

Суровая реальность
22 июня 1941 года в памяти поколений, в истории страны навсегда останется вехой, от которой начался особый отсчет времени. В статье «Мы защитим тебя, Карелия родная» Юрий Владимирович Андропов писал: «Кончилась мирная пора, грозовые тучи войны заволокли наше небо. Война стала суровой реальностью».
Призыв Коммунистической партии и Советского правительства подняться на Отечественную войну с немецко-фашистскими захватчиками вызвал среди трудящихся Карелии небывалый подъем патриотизма. Во всех районах, городах и поселках республики прошли многолюдные митинги и собрания трудящихся, на которых участники осуждали вероломное нападение фашистской Германии на Советский Союз, заявляли о своей готовности с оружием в руках встать на защиту Родины. На основе директивы Совнаркома СССР и ЦК ВКП(б) от 29 июня 1941 года «Партийным и советским организациям прифронтовых областей» коммунисты Карелии перестроили всю работу партийных и советских органи¬заций республики.
Секретарь ЦК ЛКСМ Каре¬ло-Финской ССР Ю.В. Андропов подписал в те дни постановление бюро ЦК комсомола рес¬публики, в котором говорилось:
«Бюро ЦК ЛКСМ КФССР постановляет:
1. Провести во всех городах и райцентрах с 19 по 25 июля 1941 года собрания комсомольского актива с повесткой дня «О задачах комсомольских организаций в военное время».
2. Собрания должны быть краткими, не более 2-3 часов, посвященными обсуждению задач… в военное время и обобщению опыта перестройки комсомольской работы на военный лад».
В Карелии, как и по всей стране, проводилась мобилизация. В Беломорском районе в первый месяц войны от трудящихся поступило 393 заявления о добровольном вступлении в ряды действующей Красной Армии. По неполным данным в Тунгудском районе — 36 (данные только по райкому комсомола).
«Настоящим прошу зачислить меня в ряды РККА. Работаю на Беломорском рыбозаводе на должности начальника планового отдела, — писал А.А. Сташевский в Беломорский райвоенкомат 23 июня 1941 г. — Заменить меня в настоящее время могут, поэтому прошу вас снять с меня бронь». В первые дни войны ушел на фронт рядовой Сташевский, а в ноябре 1941 года погиб в районе Кяппесельги.
«Прошу зачислить в ряды дружинниц и отправить на любой участок фронта, — писала учительница Нахканоевской неполной средней школы М.Н. Петрова в Тунгудский районный Совет. — Буду бить врага без пощады, не жалея сил, а если понадобиться, и жизни. Я член ВЛКСМ с 1938 года. Имею все четыре оборонные значка».
Бухгалтер из Беломорска Л.А. Лангнер также заявила о решимости идти на фронт: «В ответ на наглую вылазку фашистских банд, напавших на нашу любимую Родину, прошу меня зачислить в народное ополчение. Окончила курс скорой помощи, хочу помогать раненым бойцам. Я имею при себе двух малолетних детей и больную пенсионерку мать, но, несмотря на это, я готова в любую минуту встать на защиту Родины».
В партийном архиве Карельской АССР сохранилась докладная записка секретаря Беломорского райкома ЛКСМ по военной работе А.Ф. Попова, датированная июнем 1942 года: «Комсомольская организация городской поликлиники в составе 12 девушек-комсомолок во главе с секретарем Аней Семеновой ушла на фронт».
Наряду с проведением мобилизации в действующую армию, в Карелии шло формирование истребительных батальонов. В короткий срок к началу июля 1941 года было организовано 38 истребительных батальонов общей численностью свыше четырех тысяч бойцов. Состояли они, в основном, из партийного, советского, комсомольского актива. Шло создание отрядов народного ополчения. Уже в первые месяцы войны в них записалось 1374 жителя Беломорского района, среди которых было 67 членов и кандидатов в члены ВКП(б).
Коммунисты Карелии явились организаторами партизанского движения в республике. К середине августа 1941 года было сформировано 15 партизанских отрядов общей численностью почти 1800 человек.
В ноябре 1941 года секретарь ЦК ЛКСМ КФССР Ю.В. Андропов докладывал в ЦК Компартии республики о работе комсомольских организаций в военное время. Несколько тысяч молодых людей ушли добровольцами на фронт. Центральный Комитет комсомола республики направил кроме того 400 добровольцев в лыжный комсомольский отряд, 350 — для выполнения особого задания. Несколько сот комсомольцев состояли в истребительных батальонах, около трехсот членов ВЛКСМ — в партизанских отрядах. «Подготовлено 3500 девушек-комсомолок на курсах медсестер и сандружинниц, — писал в записке в ЦК Юрий Владимирович, — полторы тысячи из них ушли в армию в качестве медработников».
Большое место в записке уделено положению дел в Беломорском и Тунгудском районах. Здесь работали кружки радистов, которые готовили кадры для армии. В Тунгуде и Кеми велась санитарная учеба девушек. В Беломорске, Кеми, Лоухах, Медвежьегорске, Шуньге были проведены антифашистские митинги молодежи.
«Комсомольцы республики, — докладывал секретарь, — собрали 8788 пар лыж, 11 тысяч лопат, ломов, топоров, которые передали в армию и на оборонное строительство. Кроме того, собирали теплые вещи, колючую проволоку, бутылки под горючее, мох как заменитель ваты, сдали 7 тонн ягод».
Ход военных действий на Севере потребовал принятия срочных мер по возведению оборо¬нительных сооружений, военных аэродромов, дорог и других объектов. В лесах и болотах, живя в палатках и землянках, испытывая недостаток в одежде, обуви, питании, в дождь и холод, нередко под обстрелом и бомбежкой противника люди работали дни и ночи. Они построили тысячи блиндажей и дзотов, вырыли десятки километров окопов.
Среди важнейших оборонных строек того времени было сооружение железнодорожной линии Сорокская — Обозерская. Эта ветка протяженностью более трехсот километров прошла по побережью Белого моря и соединила Кировскую и Северную железные дороги. В сентябре 1941 года линия была введена в эксплуатацию. Она сыграла решающую роль в снабжении Карельского фронта военным снаряжением и подкреплениями из центральных областей, в осуществлении связи Карелии, Мурманской области и города Мурманска — неза¬мерзающего порта со всей страной.
Территория Советской Карелии с первых дней войны стала ареной кровопролитных сражений. На советско-финляндской границе от Балтийского до Баренцева морей были сосредоточены 22 финских и немецких дивизии, которые насчитывали более 300 тысяч солдат и офицеров, около 4 тысяч орудий и минометов, 900 самолетов. Силы врага на Севере превосходили силы советских войск, особенно в авиации, артиллерии и танках.
В декабре 1941 года продвижение вражеских войск было остановлено. Несмотря на то, что противник временно оккупировал значительную часть территории Карелии, ему не удалось решить ни одной из стратегических задач на Севере СССР.
Карельскую землю отстаивала вся страна. В рядах воинов Карельского фронта были представители разных национальностей. Немало героических подвигов в оборонительных боях 1941 года совершили воины 71-й, 88-й, 168-й, 313-й, 54-й, 272-й стрелковых дивизий, 3-й дивизии народного ополчения Ленинграда, других частей и соединений, славные пограничники.
Источник: Беломорская трибуна. – 1985. – 20 апр.

Лесной фронт

Вся работа по оказанию помощи фронту, перестройка народного хозяйства на военный лад осуществлялись в Карелии в сложных прифронтовых условиях. Около двух третей площади республики было оккупировано врагом. На долю не оккупированных районов приходилось всего 17 процентов всей промышленной продукции, производимой в Карелии до войны, и одна треть общего объема лесозаготовок.
Одно из центральных мест в деятельности партийной организации в годы войны заняли воп¬росы работы лесной промышленности республики. На территории Карелии к концу 1941 года осталось 5 леспромхозов, тогда как до войны их насчитывалось 28. Из сорока пяти тысяч рабочих осталось немногим более трех тысяч. Чтобы удовлетворить потребность в древесине в сложных условиях того времени были созданы новые лесозаготовительные предприятия. Одновременно увеличились задания существующим леспромхозам. В зоне железнодорожной ветки Сорокская — Обозерская был создан новый Сумский леспромхоз, в состав которого вошли Маленгский, Колежемский и Вирандозерский лесопункты.
В годы войны в лесной промышленности выросло много передовиков производства. Немало новых форм социалистического соревнования родилось в то время. Среди них видное место заняло движение комсомольско-молодежных фронтовых бригад.
Имя Петра Павловича Готчиева было широко известно в Карелии. Первым среди лесорубов нашей республики он поднял знамя стахановского движения. Депутат Верховного Совета СССР, член Беломорского райкома КП(б), Готчиев был пламенным агитатором за повышение производительности труда в лесной промышленности, за укрепление дисциплины труда. В начале войны он первым прибыл в Маленгский лесопункт, брига¬да, им возглавляемая, постоянно выполняла и перевыполняла нормы выработки, была ини¬циатором новых форм соревнования.
В декабре 1942 года республиканская газета «Ленинское знамя» сообщала: «За два месяца т. Готчиев с подсобниками заготовил 1600 кубометров дров. Сейчас он ежедневно дает вагон готовых дров, поднял норму на 370 процентов.
На днях тов. Готчиев отметил своеобразный юбилей — 12-летие работы в лесу. За эти годы Петр Павлович заготовил 18 тысяч кубометров древесины, что составляет 15 полногрузных поездов с лесом».
11 января 1943 года бюро ЦК Компартии республики приняло постановление, в котором говорилось: «Поддержать инициативу передовых рабочих-стахановцев Маленгского лесопункта, тт. Петра Готчиева, Анны Фоминой, Алины Карханен, Лаури Кяркинена, Маркияна Зуева и других, обратившихся ко всем рабочим лесозаготовительных предприятий Карело-Финской ССР с предложением провести с 20 января по 20 февраля 1943 года фронтовой месяч¬ник на лесозаготовках. Объявить с 20 января по 20 февраля на лесозаготовках КФССР фрон¬товой месячник, посвященный XXV годовщине Красной Армии».
Эту инициативу беломорских лесорубов и ход месячника широко освещали республиканская газета «Ленинское знамя», районная газета «Беломорская трибуна» тогда ввела рубрику «Фронтовой месячник на лесозаготовках» и печатала заметки и сообщения о достижениях рабочих.
А 8 мая 1943 года в районной газете появилась траурная рамка и сообщение о трагической смерти знатного лесоруба республики П.П. Готчиева… Но имя и дела стахановца долго еще жили в памяти его товарищей, вдохновляли на трудовые подвиги.
Наравне с мужчинами в те годы в лесу работали женщины и подростки. Четырнадцатилетним подростком пришел впервые на лесозаготовки Эро Лейво. «Тогда он был хрупким мальчиком, — рассказывала о нем в 1944 году «Беломорская трибуна», — а сейчас ему восемнадцать лет, он уже четыре года проработал в лесу и все время перевыполняет нормы». Эро работал в бригаде вместе с матерью Лемпи Тимофеевной Лейво, пример которой всегда его вдохновлял. Рядом трудились известные лесорубы Пуделев, Корханен, Туомайнен, трелевщики Козырева, Мартыновец, Лучинина. Трудовая слава многих из них перешагнула границы района.
Двадцать один год был Анне Петровне Фоминой, когда она начала работать лесорубом на Маленгском лесопункте. В совершенстве овладев лучковой пилой, она настойчиво передавала свой опыт членам бригады. Вступив в социалистическое соревнование комсомольско-молодежных бригад лесной промыш¬ленности нашей страны, бригада Фоминой ежедневно давала по две-три нормы. Решением бюро ЦК ЛКСМ КФССР от 31 марта 1944 года коллективу было присвоено звание фронтовой комсомольско-молодежной бригады. За самоотверженную работу в лесу Анне Петровне было присвоено звание лучшего лесоруба КФССР. Она была на¬граждена орденом Ленина, Почетной грамотой Президиума Верховного Совета КФССР.
Звание «Лучший лесоруб республики» в годы войны получили за свой труд многие беломорчане. 22 февраля 1944 года постановлением Наркомлеса и ЦК ЛКСМ республики оно было присвоено четырем труженицам района: бригадиру Лидии Рычковской из Маленгского лесопункта, бригадиру Иринье Ивановой и лесорубу Анне Сергеевой из Лапинского лесопункта, бригадиру Вере Власовой из Вирандозерского лесопункта. Специальным пунктом этого постановления директорам леспромхозов было поручено в срок до 1 марта 1944 года выдать указанным товарищам по 200 рублей премии.
В лесозаготовительный сезон 1943 — 1944 годов шестидесяти шести бригадам республики было присвоено звание фронтовых, из них шестьдесят три бригады были женскими. С этим высоким званием поздравляли и беломорчанок: коллективы Маленгского мехлесопункта, возглавляемые Александрой Ивановой и Верой Ерошкиной, бригады т. Шевченко и Ульяны Кондратьевой с Вирандозерского мехлесопункта. На заготовке леса рабочие выполняли ежедневно по 2,5 — 3 нормы, на погрузке давали по 180 — 220 процентов задания, на трелевке перевыполняли план в 1,5 раза.
В лесозаготовительный сезон 1944 — 1945 годов в Маленгском мехлесопункте отлично трудились на заготовке древесины бригады Анастасии Прохоровой, Феоктисты Поташевой, Александры Преденной, Павлы Кичкиной, Алексея Лаушкина, Анны Сотниковой, которым также было присвоено звание фронтовых.
В те годы в Беломорском районе хорошо были известны имена двух сестер Ивановых из Маленгского лесопункта. Бригады, возглавляемые ими, постоянно по-дружески соперничали. 30 декабря 1943 года газета «Беломорская трибуна» опубликовала обращение бригадира Ириньи Ивановой к бригадиру — Александре Ивановой:
«По примеру лучших бригад республики — Шевченко, Тарасовой, Фоминой — я и члены моей молодежной бригады peшили вступить в соревнование за ежедневную выработку не менее 350 процентов нормы и призываем тебя и твою бригаду последовать нашему примеру, чтобы дать стране и фронту наибольшее количество древесины.
Бригадир Иринья Иванова, члены бригады Иринья Сергеева, Анна Свиньна».
«Вызов принимаем, — ответили через газету бригадир Александра Иванова и рабочие Анна Иванова и Ольга Горшкова.
— Также, как и вы, мы не пожалеем сил для того, чтобы Родина получила больше древесины, чтобы ускорить час победы над врагом».
Весной 1944 года И. Ивановой была вручена Почетная грамота Президиума Верховного Совета республики. Принимая высокую награду, она говорила:
— Участвуя в предмайском социалистическом соревновании, я вместо 2,5 кбм леса по плану заготовляю ежедневно по 4 — 4,3 кбм. Награда влила новые силы. Буду работать, не снижая темпов.
Источник: Беломорская трибуна. – 1985. – 23 апр.
Для нужд армии
В годы войны древесина была единственным видом топлива для Кировской железной доро¬ги, и по заданию Государственного Комитета Обороны лесорубы Карелии обеспечивали па¬ровозы дровами. Кроме того, древесина нужна была для изготовления лыж бойцам фронта, корпусов противотанковых и противопехотных мин, винтовочных и автоматных лож, ящиков для артиллерийских снарядов и мин, санитарных лодочек (волокуш) и т.д. Всего на лесозаводах республики было освоено свыше сорока видов новой оборонной продукции — впервые об этом было доложено 22 февраля 1942 года на VI пленуме ЦК КП(б) КФССР.
Уверенно работал коллектив Беломорского лесозавода. Умелым организатором производственных успехов коллектива была партийная организация, в которой насчитывалось более 40 коммунистов. Возглавляла партийное бюро молодой и энергичный коммунист А.И. Зайкова. Партийная организация глубоко вникала в производственную жизнь. На решающие участки направлялись коммунисты. В цехах, руководимых членом партийного бюро Д.П. Востряковым, коммунистом П.М. Воиновым, все выполняли норму выработки. Фронтовую бригаду, которая ежедневно перевыполняла задание в четыре раза, возглавлял коммунист А.И. Мартынов. Член партии П.Ф. Лайкачева работала бригадиром биржи пило¬материалов.
В 1943 году завод выполнил оборонное задание на 174,5 про¬цента, а план по выпуску вало¬вой продукции на 136 процентов.
На Беломорском лесозаводе в третий год войны было 255 стахановцев, 179 ударников производства. Из состава рабочих-стахановцев выросли рационализаторы, которых в начале 1944 года по двум лесозаводам Кемскому и Беломорскому насчитывалось 20 человек. Они внедрили в производство 31 рационализаторское предложение.
Артемий Иванович Мартынов, кандидат в члены ВКП(б), в прошлом был сплавщиком, бригадиром на выкатке бревен.
Когда началась война, он в короткий срок освоил профессию столяра-лодочника, добился выработки нормы на 359 процентов. В дружеское соревнование с ним вступил Василий Иванович Лебедев, который раньше работал обрезчиком, а с 1941 года, как и его товарищ, начал изготовлять лодочки волокуши для перевозки раненых.
На предприятиях лесной про¬мышленности в суровые годы войны трудилось немало женщин, которые осваивали новые сложные специальности.
Проводив мужа в Красную Армию, пришла на Беломорский лесозавод № 2 беспартийная домохозяйка А.П. Конечная. С 27 июня 1941 года стала работать она станочницей-фрезеровщицей. Упорно, терпеливо осваивала Анна Петровна новую специальность, вскоре стала выполнять, а затем и перевыполнять нормы выработки. Цех, где она работала, выпускал военную продукцию — ящики для противотанковых и противопехотных мин. Передовая работница ежедневно выполняла задание на 150-200 процентов, вскоре стала обслужи¬вать одновременно три станка.
В конце 20-х годов пришла на лесозавод А. Патракеева. В августе 1942 года она, выступая в республиканской газете «Ленинское знамя», писала: «С таким упорством, как теперь, не работала никогда. Ведь я знаю, что тяжелое время переживает наша любимая Родина.
Работа у нас разная бывает. То мы укладываем доски в шта¬беля, то сортируем их, то по¬гружаем в вагоны, но не было такой работы, на которой я не выполнила бы задания.
С особенным упорством работали мы над выполнением военного заказа. Здесь я давала по 2,5 — 3,5 нормы в день. Не отстает от меня Серафима Усова, хорошо работают и другие члены бригады».
Секретарь партбюро Беломорского лесозавода № 2 А.И. Зайкова 1 ноября 1942 года сообщала в письме на фронт: «Наш коллектив работает неплохо. За сентябрь во Всесоюзном социалистическом соревновании лесной промышленности мы завоевали первое место и получили переходящее Красное знамя ВЦСПС и Наркомлеса Союза ССР.
Наши девушки впервые пришли на выкатку леса, ранее, до войны, выполняли эту работу только мужчины. А сейчас девушки, такие, как Сидорова Маруся, Соколова Клава. Похвалина Оля, Родина Маруся и другие, работали лучше, чем мужчины. Они завоевали переходящее внутрицеховое Красное знамя».
Жена фронтовика Мария Павловна Сидорова до войны работала станочницей, а в трудные годы освоила квалификацию рамщика, заменила ушедшего в Красную Армию рамщика Белого. О том, как добросовестно трудится передовая работница, рассказывали в апреле 1943 года в коллективном письме на фронт матери и жены военнослужащих Беломорска.
«В первые дни войны комсомольцы Беломорского лесозавода решили каждый вторник по окончании рабочего дня собираться и работать для фронта, — писал Ю.В. Андропов в статье «Мы защитим тебя, Карелия родная». — «Вторники» очень быстро стали традицией».
Молодежь в эти дни отрабатывала дополнительно по два часа для нужд фронта. Эту инициативу подхватили все молодые труженики республики. За время «вторников» комсомольцы производили военную продукцию, очищали от снега полевые аэродромы и дороги, грузили для фронта железнодорожные вагоны, стирали белье для госпиталей, шили маскхалаты, изготовляли лыжные палки.
Инициатива беломорских комсомольцев была одобрена Центральным Комитетом Компартии республики.
Источник: Беломорская трибуна. – 1985. – 20 апр.
Хлеб лихолетья
Очень трудные задачи встали в годы войны перед работниками сельского хозяйства Карелии. Посевные площади сократились почти в 8 раз, поголовье скота весной 1942 года составляло только 5-10 процентов довоенного. Как и в других отраслях народного хозяйства, не хватало рабочих рук, не было семян, сельскохозяйственных машин. Подавляющее большинство председателей колхозов, механизаторов, специалистов ушло в армию. Прифронтовое положение республики заставляло отвлекать часть сельского населения на строительство военных объектов и на лесозаготовки.
Наркомат земледелия и райкомы партии не сумели быстро перестроить свою работу в со¬ответствии с новыми условиями, не смогли в короткий срок преодолеть трудности военного времени. Ни одно из плановых заданий по сельскому хозяйству в республике в 1942 году не было выполнено. Но уже в ноябре 1943 года секретарь ЦК КП(б) КФССР Н.Н. Сорокин в докладной записке в сельскохозяйственный отдел ЦК Компартии республики отмечал, что в 1943 году хозяйства справились со всеми заданиями намного успешнее, чем в 1942. «План весеннего сева был вы¬полнен на 102,2 процента — в сроки, установленные правительством. Особенно хорошо провели весенне-полевые работы колхозы Медвежьегорского и Беломорского районов, закончившие сев зерновых за пять рабочих дней и посадку карто¬феля за шесть. План сенокошения в республике (в гектарах) выполнен на 87,3 процента, обе¬спеченность же грубыми кормами общественного скота и ско¬та, находящегося в личном пользовании колхозников, составляет 103 процента (требует¬ся 26067 тонн, имеется 26895».
«В течение всего периода сельскохозяйственных работ наиболее успешно справлялся с планами Беломорский район, — читаем дальше в докладной записке Н.Н. Сорокина. — План весеннего сева 1943 года район выполнил на 105,8 процента, скот полностью обеспечен грубыми и сочными кормами, план силосования выполнен на 108,2 процента, уборочные работы проведены в сжатые сроки, к 20 октября полностью был завершен обмолот хлебов». В числе хозяйств, перевыполнивших задания по ряду показателей, названы колхозы «Беломор», «Возрождение», «Красный остров».
Неплохих показателей в выполнении планов сельскохозяйственных работ добился и Тунгудский район. «Здесь 50 процентов звеньев за перевыполнение плана урожайности по зерновым культурам и картофелю получают дополнительную оплату. Колхоз «Путь к социализму» благодаря своевременному проведению сельскохозяйственных работ и образцовому уходу за посевами получил урожай зерновых 14,6 центнера с гектара при плане 11,8. Колхоз этот первым в республике выступил с инициативой выращивать скот для хозяйств освобожденных от фашистской оккупации районов и выращивал для этого в 1943 г. 10 коров, 5 свиней и 5 овец».
Колхозникам и рабочим совхозов пришлось преодолевать очень большие трудности. Вви¬ду недостатка лошадей подготовка части земли под посев велась вручную, вручную вывозились удобрения на поля и в парники, доставлялись семена с баз, преимущественно вручную шла заготовка сена, уборка зерновых и картофеля. И все-таки, даже испытывая неимоверные трудности, многие колхозники показывали образцы самоотверженной работы, добивались значительного повышения производительности труда. Вот, например, какие данные об итогах работы за 1943 год приводятся в протоколе заседания коллегии Наркомата зерновых и животноводческих совхозов республики от 3 марта 1943 года. «Косец совхоза «Выгостровский» т. Сидорович систематически выполнял нормы при ручной косьбе на 156 процентов дневного задания, а работница этого же хозяйства т. Курненко на копке картофеля вместо 350 кг выкапывала 700».
Справка сельскохозяйственного отдела ЦК Компартии республики от 4 сентября 1943 г. об итогах работы колхоза «Беломор» в летние месяцы свидетельствует о высокой производительности труда колхозников на пахоте, сенокосе, хлебоуборке:
«На сеноуборке колхозники в целом по колхозу добились выработки на 145 процентов. Звенья, возглавляемые Т.Е. Дуниной, А.Т. Редькиной, Ф.В. Елисеевой, Ф.М. Поташевой выполняли нормы выработки на 170-229 процентов. На пахоте отличилось звено В.П. Кушерекиной, члены которого перевыполняли ежедневные задания в два раза. На хлебоубор¬ке хорошо работала М.С. Клюкина, перевыполнявшая ежедневно план на 80 процентов и некоторые другие колхозницы».
Об ударной работе тружеников колхоза «Заветы Ленина» рассказала 1 июня 1943 года «Беломорская трибуна»:
«Колхоз к 26 мая закончил выполнение плана по посеву картофеля. Лучшие люди выполняли нормы выработки: М.Н. Чистиков на 148 процентов, А.И. Маркова, М.Т. Маланьюшкина, П.О. Чистиков на 130».
В те годы женщины были основной решающей силой колхозного производства. Многие стали во главе колхозов, бригад, звеньев, молочно-товарных ферм.
Например, в колхозе «Возрождение» председателем правления работала А.И. Клевина, бригадирами Т.И. Бахирева, Е.М. Бахирева, звеньевой О.С Лепетухина, завхозом М.С. Филимонова, счетоводом А.И. Коновалова. Отличных показателей добивалось это хозяйство, а по итогам работы за 1943-1944 годы было признано лучшим в республике. Например, в 1943 году урожай зерновых составил здесь 12,5 центнера при плане 10,7, урожай картофеля 140 центнеров при плане 120. На трудодень колхозники получали по 1,5 кг зерна и по 6 кг картофеля. Все планы госпоставок в 1943 г. хозяйство выполнило своевременно, здесь сразу же начали готовиться к весеннему севу. Засыпали се¬мена, вывезли удобрения, отре¬монтировали инвентарь. Укомплектовали бригады и звенья, за ними закрепили земельные участки, тягловую силу, инвентарь.
В Тунгудском районе в числе лучших полеводов называли звеньевую колхоза «Большевик» Л.В. Филимонову. В 1943 году ее звено собрало с закрепленного участка по 13,9 центнера зерновых с каждого га. Немалый успех сопутствовал животноводам. Хороших показателей добивался, например, коллектив МТФ колхоза «Труженик», работой которого руководила заведующая Е.В. Попова.
В этом колхозе еще до войны хорошо было известно имя те¬лятницы А.А. Игнатьевой. За долгие годы работы на скотном дворе она сохранила и вырастила сотни телят, была удостоена Почетной грамоты Президиума Верховного Совета Карело-Финской ССР.
20 февраля 1943 года Анна Александровна получила похоронку на единственного сына. Велико было горе матери, но оно не сломило ее, она обязалась трудиться еще лучше. Колхозница колхоза «Восход» В. Кормилина проводила на фронт двух сыновей. У сумостровской крестьянки Ф.А. Титовой на фронте сражался муж, она одна воспитывала шестерых малолетних детей. А колхозник Т.Н. Воронов из этой деревни проводил в действующую армию трех сыновей. Об этих и многих других людях в годы войны так писала республиканская газета «Ленинское знамя»:
«Они, не считаясь ни с какими трудностями, с утра до позднего вечера не разгибают спины, укрепляют мощь колхозов. Ими руководит одно сознание — сделать все возможное, чтобы приблизить час расплаты с подлым врагом».
Газета «Беломорская трибуна» постоянно на своих страницах освещала ход важнейших сельскохозяйственных кампаний. «Выше темпы сенокоса!», «Высокопроизводительно использовать каждый день на косьбе и уборке сена!», «Быстро и без потерь уберем урожай картофеля и овощей!» — эти лозунги не сходили со страниц местной газеты, мобилизуя тружеников совхозов и колхозов на выполнение планов.
Любопытное сообщение появилось в районной газете 23 сентября 1943 года. «Смотр военных успехов в сельском хозяйстве» — так, созвучно времени, назвали ее журналисты, а повествовала она о том, что в Сумском Посаде открывается районная сельскохозяйственная выставка.
Источник: Беломорская трибуна. – 1985. – 9 мая.

 

П. Балагурова. Когда требует фронт
В дни войны предприятия Беломорского района перестроили свою работу на военный лад, стали производить такую продукцию, которая до этого в нашем районе не вырабатывалась. Осваивая новые заказы и налаживая их массовый выпуск, руководители предприятий, инженерно-технические работники и коллективы рабочих, стремятся максимально использовать местные ресурсы.
Работая самоотверженно, каждый работник, техник, инженер, мастер живет одним стремлением – дать фронту как можно больше продукции. Так коллектив одного из предприятий нашего района за дни войны освоил и стал выпускать 10 совершенно новых видов продукции, необходимых для фронта. При освоении этих завалов выросли прекрасные люди, замечательные мастера своего дела. К числу их относятся И.А. Черков, К. Белый, А. Костин и многие другие, отдающие все свои знания, опыт и энергию порученному делу. Много инициативы, рабочей смекалки проявили рабочие цеха, руководимые И.А. Савиным: И.И. Михеев, А.И. Глазачев, В.С. Бессонов и другие.
Недавно цех, которым руководит Арсений Ильич Попов, получил срочный оборонный заказ. Не жалея сил, не считаясь со временем, много поработал сам руководитель цеха А.И. Попов. Был случай, когда он двое суток не выходил из цеха. Образцы самоотверженности показали также рабочие: Антон Михайлович Захарьев и Николай Матвеевич Тяпушин. В результате их героического труда, заказ, на освоение которого требовалось 10 суток, был сделан за 5 дней.
На этом предприятии широко применяется местное сырье в виде различных заменителей. Например, железные гвозди заменяются деревянными шпильками, фанера – тонкими досками, один сорт древесины – другим. При всем этом, качество выпускаемой продукции не страдает.
Одна из швейных мастерских района сейчас обслуживает исключительно нужды армии. За дни войны мастерская освоила и стала выпускать много новых видов продукции. Отлично освоили новые заказы комсомолки Л. Горева, В. Иванова, О. Козлова и работницы А.Г. Антипина, С.В. Григорович и М.Ф. Аксенова. В мастерской хорошо налажено использование отходов от производства. Так оставшиеся меховые отрезки используются для шитья рукавиц.
С первых же дней войны в колхозах нашего района организован массовый выпуск саней, дуг и лыж для нужд фронта. В каждом колхозе для этого дела выделены лучшие опытные мастера. В колхозе «П.» уже изготовлено 288 саней и 19 пар лыж. Колхоз «З.» выполнил план по строительству саней на 110 процентов. Не жалея сил, не считаясь со временем, работает на изготовлении саней 53-летний колхозник села «В.» Павел Иванович Попов. За короткий срок он изготовил 31 шт. саней.
Большую инициативу по максимальному использованию местных ресурсов проявила одна из артелей нашего района. Коллектив этой артели освоил производство варки хозяйственного мыла. Сейчас начато экспериментальное освоение производства зубного порошка. Перед всеми хозяйственными и партийными организациями нашего района стоит задача – как можно больше использовать местные ресурсы, осваивать все новые виды продукции, давая фронту и тылу все необходимое для победы над врагом.
Источник: Беломорская трибуна. – 1941. – 3 дек.

 

А. Тукачев. 2171 человек на воскреснике
Утром в выходной день 30 ноября по улицам города шли большие группы людей, одиночки, направляясь к указанным ранее местам. Среди них, наряду с молодежью можно было видеть пожилых рабочих и работниц. В проводимом в этот день комсомольско-молодежном воскреснике пожелали принять участие многие трудящиеся города.
Каждый хотел личным участием в воскреснике сделать свой вклад в постройку танковой колонны имени ЦК ВЛКСМ.
С большим энтузиазмом, задором и напористостью, проходил воскресник на всех фронтах работ. Рядом с 25 комсомольцами лесозавода, самоотверженно трудились 225 рабочих и служащих разных цехов. Бок о бок со старым производственником тов. Князевым работал его сын Владимир. Они выработали в этот день более 2-х норм каждый. Александр Иванович Литвинов и его сын Михаил за день выполнили производственное задание на 305 процентов. Служащие – девушки Таня Печурина и Агния Комарова на заготовке топлива выработали по полторы нормы в день.
100 кубометров дров заготовили 60 участников воскресника от районных организаций. Группа молодежи под руководством комсомольца Дмитрия Титова подвела 12 автомашин дров. Девушки-комсомолки рыбозавода, руководимые Нюрой Сидоркиной, распили и раскололи 20 кубометров дров. Работники районной конторы связи и типографии в этот день работали на своих рабочих местах, а выработок также перечислили на постройку танков.
С таким же небывалым подъемом прошел воскресник и в колхозных селах района, где участвовало около 670 комсомольцев и молодежи, колхозников и колхозниц. На различных работах в селе Нюхча приняли участие 300 человек, в Колежме – 71, и в Сумпосаде – 60.
Всего по нашему району в воскреснике приняло участие 2171 человек. Все они были воодушевлены одним стремлением – сделать все для обороны страны с тем, чтобы на заработанные средства изготовить больше танков, свести к нулю превосходство немцев и коренным образом улучшить положение нашей армии.
Источник: Беломорская трибуна. – 1941. – 3 дек.
А. Феофанова (Зайкова). Для фронта, для победы
Беломорский лесозавод являлся одним из крупнейших предприятий Карелии. До войны почти вся продукция его шла на экспорт.
Война резко изменила профиль предприятия. Кроме основ¬ного производства — распиловки досок и брусков, коллективу поручили выпуск более 30 видов специальных изделий для нужд действующей армии. Было организовано производство санитарных лодочек и передвижных домиков, деревянных кор¬пусов для противотанковых и противопехотных мин, ящиков для артиллерийских снарядов.
С первых дней войны во всех цехах был перестроен труд рабочих, внедрена другая технология производства. Изменился и коллектив предприятия. Лучшие квалифицированные кадры были мобилизованы на фронт. На рабочие места встали жены воинов, дети. Они срочно учились управлять пилорамами, станками.
Женщины. О них, скромных труженицах, подлинных героях труда, можно сказать немало теплых и добрых слов. В годы войны они стали рамщицами, обрезчицами досок, станочни¬цами, сортировщицами. Работала рамщицей, обрезчицей досок Ирина Быкова, жена воина. Овладела специальностью рамщика Степанида Каманина. Мария Шуйгина стала диспетчером. Работница биржи лесоматериалов Кира Каторина освоила профессию маляра и всю войну трудилась в малярном цехе. Выкаткой бревен в штабеля раньше занимались только мужчины, в годы войны это делала женская бригада из 12 человек. Она успешно справлялась с нелегкой работой.
На производство вернулись многие пенсионеры. Свой мно¬голетний опыт они успешно передавали другим. Григорий Шемякин снова приступил к обязанностям старшего пилостава завода. Василий Барбашин и его жена стали работать в малярном цехе.
А с каким энтузиазмом трудилась молодежь, которая пришла на завод в годы войны! Прославился у нас тогда цех №5, в котором работали подростки 13-14-15-летнего возраста. Мастером, а затем начальником молодежного цеха был коммунист Андрей Костин. В 1943 году он ушел добровольно в партизан¬ский отряд и погиб в одном из боев. Молодежь выполняла пра¬вительственное задание на 200-220 процентов. Четырнадцатилетний Ваня Сухоносов был самый маленький в цехе, но изготовлял корпуса противотанковых мин так быстро, что и взрослые ему завидовали. Ежедневно он перевыполнял задания в 2-2,5 раза. Так же работал Володя Князев. Оба они служили хорошим примером для всей молодежи.
Рабочие завода горячо взялись за выполнение задания правительства, вложили все свои знания и опыт в это дело. Появились рационализаторы, изобретатели. Каждый старался трудиться за товарища, ушедшего на фронт, каждый работал с думой о том, как лучше помочь мужьям, отцам и братьям быстрее добиться победы над врагом.
Коллектив построил дополнительные цехи, изыскал неиспользованные резервы производства, подобрал и отремонтировал недостающее оборудование. Благодаря творчеству рабочих ранее несовершенные станки становились совершенными и на них творили чудеса. Рационализатор А.И. Глазычев изобрел станок для распиловки досок, из которых изготовлялась спецтара, в результате ее производство увеличилось в пять раз. Люди сами придумали и установили балансирные пилы, скребковые транспортеры и другое оборудование, облегчающее труд, резко повышающее выработку. Хорошим рационализатором был токарь коммунист Петр Воинов, позднее ставший начальником механического цеха. Только за 1943 год на предприятии было внедрено 25 рационализаторских предложений, давших экономию государственных средств на сумму 670 тысяч рублей.
Партийная организация внимательно следила за работой рационализаторов, оказывала им помощь и поддержку. Часто обсуждались их дела на собраниях, партбюро. Коммунисты понимали, что только небывалое повышение производительности труда рабочих сможет восполнить недостающую рабочую силу, что только в этом залог успеха.
Не меньше забот у партийной организации было и об учебе кадров. Технические кружки, индивидуальная помощь опытных рабочих — все использовалось для того, чтоб женщины и подростки приобретали специальности. В кружках техминимума учились в основном все. Правда, нелегко, очень нелегко занятым домашней работой женщинам было учиться, но, понимая необходимость этого, они находили время для занятий. Партийная организация постоянно помогала дирекции и отделу кадров организовывать и проводить техническую учебу. Кружки техминимума были созданы в каждом цехе, каждый повышал свои производственные навыки. Наглядная агитация, «боевые листки» призывали овладевать профессией ушедшего на фронт отца и брата.
Горя желанием лучше помочь фронту, коллектив предприятия по инициативе коммунистов вступил во всесоюзное социалистическое соревнование. Завком предприятия аккуратно подводил итоги соревнования, победителям вручались вымпела, цехам — переходящие Красные знамена; регулярно информировал, кто и как работал, кто шел впереди, а кто нуждался в товарищеской помощи. В письмах родным партбюро сообщало об успехах молодых рабочих, благодарило родителей за воспитание сыновей и дочерей. Нередко устраивались чествования передовиков. В первые годы войны 60 лучших рабочих завода были награждены орденами и медалями Советского Союза. Станочница С.С. Усова, например, за рекордную выработку была удостоена ордена Красной Звезды. Коллектив завода дважды завоевывал переходящее Красное знамя ВЦСПС.
Примером в труде были коммунисты. Член партии А.И. Мартынов одним из первых освоил производство санитарных лодочек, перевыполнял задания в шесть раз. Вскоре его выдвинули мастером цеха. Но когда обозначился прорыв на выкатке леса, он добровольно пошел на трудный участок. Долгое время многие не могли освоить фрезерные станки. Поставили Анну Конечную. Она, освоив станок, показала, как надо им управлять, придумала приспособление, повышающее производительность труда вдвое. Ее опыт стал достоянием других, и работа на фрезерных станках пошла успешно. Таких патриотов было немало. Люди работали, не считаясь ни со здоровьем, ни со временем. Комсомольцы завода часто оставались после смены и трудились в фонд обороны.
Во всех производственных делах застрельщиком и руководителем являлась партийная организация. Коммунисты боро¬лись за качество продукции, за экономию, создав на участках контрольные пункты. Любые недостатки, трудности обсуждались на партийных собраниях, намечались меры по их устранению. А трудностей было немало. Неукомплектованность кадрами, нехватка сырья, материалов, транспорта заставляли коммунистов строго контролировать работу снабженцев, администрации, мобилизовывать людей на лучшие дела.
25 агитаторов, выделенных партийной организацией, прово¬дили большую агитационно-массовую работу в коллективе. Ежедневно в обеденный перерыв коллектив завода собирался в красный уголок на политическую информацию о ходе военных действий. В цехах у станков вывешивались «молнии», газеты. Кроме того, у станка рабочего, выполнявшего норму на 100 процентов, ставили один красный флажок, а у того, кто выполнял норму на 200 процентов — два флажка.
Партийная организация активно вникала в производственную жизнь, смело решала хозяйственные задачи.
Когда завод ощущал острый недостаток в автотранспорте, коммунисты предложили построить узкоколейную железную дорогу, и пиломатериалы стали перевозить по ней. Борясь за качество продукции, коммунисты установили контроль за качеством, организовали курсы по повышению квалификации кадров, повысили ответственность мастеров.
В годы войны нередко предприятие само занималось вопросами снабжения. Даже продукты питания для рабочих доставляли с организованного нами подсобного хозяйства. В столовых и заводском ларьке выдавалась рыба, дичь, мясо лосей, заготовленные заводскими бригадами рыбаков и охотников. Летом и осенью шла заготовка грибов и ягод. Подсобное хозяйство снабжало картофелем и овощами, которые выращивались в теплицах.
Немало сил вложили в организацию производства директор завода Василий Иванович Пятовский, инженеры Александр Иванович Бурков, Серафим Васильевич Попов, Арсений Иванович Попов, председатель завкома Екатерина Ивановна Калинина, секретарь комсомольской организации Даша Дудкова.
Усилия партийной организации, дружная работа коллектива не замедлили сказаться на результатах работы предприятия. Выпуск продукции по сравнению с довоенным периодом намного вырос. В 1942 году, например, завод дал государству свыше 1 400 тысяч рублей прибыли. Она росла из года в год. Никогда в истории завода так быстро не перерабатывалась древесина, как в дни войны. Ведь каждый понимал, что и наша продукция нужна для фронта, для победы.
Источник: Незабываемое : воспоминания о Великой Отечественной войне. – Петрозаводск : Карелия, 1974. — С. 319 – 323.
Фронт и тыл
Великая Отечественная война. Часть Карелии была оккупирована. На занятой врагом территории остались богатые рыбные водоемы — Ладожское и другие озера. Более чем в 2 раза сократилось число рыболовецких колхозов, 80% рыбаков ушли на фронт. Но, несмотря на это, вылов рыбы в республике не сократился, так как была увеличена добыча рыбы в Белом и Баренцевом морях.
Перед рыбаками колхозов Поморья была поставлена задача — значительно увеличить вылов рыбы, и с задачей этой они справились. План года рыболовецкие колхозы, в том числе и «Заря Севера», перевыполнили в 2-3 раза. Два плана дали рыбаки Колежмы и в следующем, году, несмотря на постоянную угрозу нападения вражеских подводных лодок и авиации, на то, что в том году Баренцево море часто штормило. Кто же выполнял и перевыполнял планы рыбодобычи, выходил в море в любую погоду? Обратимся к архивам. Если в 1941 году из 90 человек, участвовавших в промысле, было 19 женщин, то в следующем году женщины составляли более половины всех рыбаков. В 1944 году в промысле участвовали 100 колежемцев, из них 53 женщины, 12 человек — молодежь от 16 до 18 лет, возраст 26 рыбаков превышал 50 лет.
Среди живущих сегодня в Колежме пенсионеров есть и те, кто в годы войны заменил ушед¬ших на фронт мужей, отцов, старших братьев.
Одна из них — Агнея Ивановна Постникова. Среди ее наград — медаль «За доблестный труд в годы Великой Отечественной войны». Ловила рыбу она вплоть до 1946 года, пока не демобилизовался ее муж, рыбак Григорий Постников.
Свой трудовой путь Андрей Павлович Сергеев начал в 1942 году зуйком. С 1943-го плавал на мотоботе «Колежемец», который в составе вое¬низированной рыболовецкой флотилии вел промысел в Баренцевом море. В годы войны на¬чали свою трудовую деятельность Зинаида Ларичева и Михаил Кононов.
Практически все военные годы, с августа 1941 по декабрь 1944 гг., председателем колхоза «Заря Севера» был Яков Иванович Дементьев. Родом из виремских крестьян-рыбаков, он прошел путь от рыбака, подшкипера, тралмейстера до председателя колхоза. Продукция, произведен¬ная колхозом в дни войны, направлялась на фронт, на питание рабочих тыла. В 1943 году рыбаки Беломорского и Лоухского районов на¬правили 1000 центнеров рыбы ленинградцам.
Рыбу, а также картофель, овощи, выращенные на колхозных полях, получали от колежемцев и авиаторы. У Колежмы располагался военный аэродром, на котором базировались 80-й и 828-й авиаполки и 118-я разведэскадрилья. Бывший военный авиатор и газетчик Иван Исаев родился на Украине. В Отечественную войну служил в составе 828-го штурмового авиационного полка. Тогда и начал писать стихи, в которых описывал события, свидетелем и участником которых он был. Вот одно из них, написанное в 1942 году:
В околицах Колежмы милой,
Где Белое море шумит.
Стоит одиноко могила,
Владимир Абарис в ней спит.
Зарыт он здесь с почестью бранной,
Роняет березка слезу.
Но скоро венки от Кубани,
С Урала сюда повезут.
В начале 70-х ученики Колежемской школы вели большую поисковую работу. Посылали за¬просы в архивы, а после обращения, опубликованного в газете «Красная звезда» в село стали приходить письма ветеранов. В 1974 году останки летчиков, похороненных близ Колежмы, бы¬ли перенесены в братскую могилу. На ней был установлен пропеллер с тяжелого бомбардировщика, мемориальная доска. В год 30-летия победы в село съехалось много гостей — ветераны, родственники погибших. Приезжали поклониться павшим и в последующие годы. В сельской школе существует музей. В нем собраны материалы из истории 80-го, 828-го авиаполков и 118-й разведэскадрильи, базировавшихся на аэродроме Колежмы в 1941-1944 годах.
Источник: Беломорская трибуна. – 2000. – 24 мая.
П. Редькин. Колхозная Нюхча в дни войны
Сейчас, в дни Отечественной войны советского народа с озверелым германским фашизмом, рабочие, колхозники нашей страны перестроили свою работу на военный лад, подчинив ее интересам фронта. Ярким доказательством этого является самоотверженный труд колхоза села Нюхча.
Лучшие люди рыбацкого села ушли на фронт защищать свою родную землю. Оставшиеся колхозники и колхозницы обещали бойцам работать только на «хорошо». Они с честью сдерживают свое обязательство: матери, жены, сестры, отцы отважных воинов обеспечивают выполнение всех планов. Колхоз успешно справился с сеноуборочной кампанией: грубых кормов хватит до лета; кроме того, колхозники сдали государству много доброкачественного сена.
Колхоз полностью рассчитался с государством по всем видам платежей, целиком выполнены госпоставки по маслу, картофелю, сену и другим сельскохозяйственным поставкам, а мясо сдано уже на будущий год.
Рыбаки колхоза во всеоружии встречают массовую осеннее-зимнюю путину. Они полностью подготовили 450 мереж, 150 убегов и много других орудий лова. Усиленно работая в лесу, колхозники лишь за октябрь сдали государству 30 процентов высококачественной рыбы. Руководство ловом находится в руках старых, опытных моряков: 70-летнего Дмитрия Ивановича Карельского, Николая Павловича Кокотова и Александра Ивановича Докучаева. Самоотверженно работало на ремонте орудий лова звено Павла Ивановича Карельского. Колхозники за одну неделю подготовили все сети, выполняя нормы на 300 процентов. Старейшие рыбаки, а ныне ветераны О.А. Семенов, И.Я. Кукарекин выполняют нормы выработки на 200 процентов.
В колхозе на путине успешно применяется женский труд – 30 женщин прекрасно освоили сложное рыбацкое дело, успешно заменяют мужчин, ушедших на фронт. Среди них лучшие колхозницы Евгения Степановна Прохорова, Мария Александровна Предеина, Устинья Ивановна Карельская и другие.
К числу передовиков животноводства следует, прежде всего, отнести заведующего обозом Михаила Егоровича Ананьина, заведующего молочно-товарной фермой Якова Никифоровича Анастасьева, конюхов Федора Кузьмича Кичигина, Прохора Филипповича Сотникова и Пала Ивановича Мосеева.
Трудящие Нюхчи оказывают повседневную заботу и поддержку бойцам героической Красной Армии, окружая их большой любовью и вниманием. Только лишь в предоктябрьские дни колхозники собрали более 800 различных подарков бойцам, которые уже отправлены на фронт. Кроме того, интеллигенция села собрала на приобретение подарков 1100 рублей. В один их выходных дней более 250 человек вышли на воскресник и проработали целый день. Заработанные деньги они перечислили в фонд обороны страны.
Источник: Беломорская трибуна. – 1941. – 16 нояб.

 

Григорий Яковлев. Колхозный избач Фатина Попова
Вирма. Виремская изба-читальня по праву считается одной из лучших в Беломорском районе. Жизнь здесь всегда бьет ключом. Изба-читальня является центром всей культурно-массовой работы на селе и особенно сейчас, в дни войны.
В этом году проведено 82 беседы на различные темы, которыми охвачено более 1700 трудящихся. Систематически проводятся читки сообщений Советского Информбюро и вестей с фронтов войны
Большой популярностью среди рыбаков пользуется колхозная стенная газета, которой в этом году выпущено 10 номеров, а также два бюллетеня и боевой листок. Редколлегия правильно поняла свои задачи, постоянно мобилизуя колхозников на оказание всемерной помощи фронту, на выполнение плана рыбодобычи. Заметки в газете живые, написанные ясным, доходчивым языком.
Свою популярность, большую известность изба-читальня завоевала благодаря широкому привлечению к своей работе колхозников и молодежи, которые охотно поддерживают все начинания избача Фатины Васильевны Поповой. В недавнем прошлом она была рядовой колхозницей. Сейчас она несет почетную работу по организации всей культурно-воспитательной работы села.
Много лет в селе существует драматический кружок. Об исключительном успехе кружка можно судить хотя бы по тому, что на состоявшихся в этом году 23 спектаклях побывало около 1800 колхозников и колхозниц. Несколько месяцев тому назад здесь был организован хоровой кружок, который за короткое время сделал более 20 выступлений. Все они прошли с большим успехом.
Наряду с молодежью в хоре участвуют пожилые колхозницы Анастасия Ивановна Чистикова, Мария Васильевна Камбалина и Агния Ивановна Попова. 50-летние колхозницы прекрасно исполняют старые поморские и современные песни. Недавно в Сумском посаде, куда выезжал хоровой кружок, все выступления прошли с большим успехом, зрители горячо благодарили участников хора.
Изба-читальня широко практикует постановку докладов на различные темы. За 11 месяцев было прочитано 20 докладов, которые пользовались большим успехом.
При избе-читальне работает стол справок. Он помогает семьям красноармейцев писать о предоставлении помощи и пособий ушедших на фронт. При столе справок имеются таблицы тиражей госзаймов и колхозники, часто проверив облигации, узнают о выигрыше.
Во всех мероприятиях, связанных с оказанием помощи фронту, изба-читальня является передовиком, организа-тором. Так, она проделала большую работу по сбору теплой одежды для героических бойцов.
Все активисты избы-читальни также прекрасные агитаторы. Избач тов. Попова является их вожаком. Она сама регулярно проводит агитационную работу на участке. Одним из лучших агитаторов села является и библиотекарь Павел Яковлевич Попов. Оба они недавно реализовали среди колхозников билетов денежно-вещевой лотереи на 150 рублей.
Изба-читальня работает строго по плану. Здесь каждый вечер наполнен до отказа. Вечерами сюда собираются молодежь, пожилые рыбаки-колхозники. Одни слушают в зале интересную беседу, другие играют в шашки, третьи ожесточенно «сражаются» в домино, слушают патефон.
Избач Фатина Васильевна Попова пользуется большим уважением и авторитетом среди колхозников. Они оказали ей большое доверие, избрав депутатом районного Совета.
Вместе с активом, который сейчас насчитывает 30 человек, она проводит большое, полезное дело, направляя всю свою работу на истребление фашистских захватчиков.
Рыбаки Вирмы добились больших успехов, досрочно выполнив квартальный план рыбодобычи. В этом есть небольшая заслуга и скромного работника – сельского избача.
Источник: Беломорская трибуна. – 1941. – 28 дек.

 

Василий Горев. В типографию под обстрелом
Осенью 1941 года в связи с переездом республиканских правительственных учреждений в Беломорск районные организации, в том числе редакция районной газеты, были временно размещены в поселке Сосновец, а затем перебрались в Сумпосад.
В 14 километрах находился железнодорожный разъезд Тегозеро. Недалеко от этого разъезда располагался небольшой поселок бывших железнодорожных строителей. В начале войны сюда была эвакуирована из Сортавалы книжная типография, директором которой работал опытный полиграфист, энергичный руководитель Георгий Александрович Фомин. Его ближайшими помощниками были высококвалифицированные инженеры-полиграфисты супруги Евсеевы.
«Беломорскую трибуну» решено было печатать в Тегозерской типографии. Через день я как редактор отправлялся пешком по железнодорожным шпалам или по разбитой автодороге, которая тянулась вдоль железнодорожной линии из Сумпосада в Тегозеро, чтобы организовать выпуск очередного номера. В сумпосадском колхозе «Восход» были лошади, но их не хотелось отвлекать от напряженной работы да их и не хватало.
Дорога пешком из Сумпосада в Тегозеро и обратно была небезопасна. Вражеские лазутчики не раз пытались вывести из строя эту важнейшую железнодорожную рокаду, единственную, связывающую Северный флот и Мурманск со всей страной, но она работала безотказно. За всю войну не было ни одного случая срыва перевозок.
Больше года центр района находился в Сумском Посаде и «Беломорская трибуна» печаталась в Тегозере. В пять раз сократился тираж, в два раза уменьшился формат. Несколько месяцев газета издавалась на оберточной бумаге, но все нелегкие годы она выходила и доходила до читателей, вселяя в них веру в нашу победу.
В июне 1944 года Петрозаводск и вся республика были освобождены от оккупантов. Все районные учреждения и наша редакция вернулись в Беломорск.
Источник: Ленинская правда. – 1988. – 5 мая.

 

А. Савельева. Надо, девочки!
Мне, семнадцатилетней девушке, с первых дней пришлось испытать все тяготы страшной кровопролитной войны. Я была санитаркой фронтового эвакогоспиталя, который располагался в школе № 2 Беломорска. К нам поступали эшелоны с тяжело ранеными с Кестеньгского, Ухтинского направлений. Это были пограничники, которые первыми приняли бои.
Первые дни приходилось очень трудно. Страшно было видеть столько крови, обезображенные тела. Мы плакали, боялись подойти к раненым. Хирург Соколов уговаривал: «Надо, девочки! Война ведь». Поняли, что надо себя пересилить.
В госпитале не было ни генералов, ни солдат. Были только тяжелораненые защитники Родины, и всем одинаково требовались уход, забота, любовь. С нас спрашивали очень строго, работу санитарок оценивали по чистоте самых дальних углов, палат и коек. Кроме того, мы же топили печи.
Я работала в палатах тяжелораненых. Обычно весь человек в гипсе, то рук нет, то ног, а то одно туловище. Больно было видеть все это. У нас были очень хорошие медицинские сестры Аня Пьянкова. Настенька Амелила, Катя Рябова и другие. Каждого раненого надо было повернуть на бок или на живот, каждому протереть спину камфорным спиртом, каждого покормить с ложечки. Нам, девочкам, первые дни было очень трудно привыкнуть ко всему этому, да и раненые тоже очень стеснялись. Санитаров-мужчин не было, даже не верится теперь, что хрупкие девочки, молодые женщины по лестницам носили в операционную, перевязочные, в ванную комнату раненых. А уж сколько горя, крови, смертей мы увидели, сколько стонов и слез услышали, словами передать трудно. До сих пор помним всё и помнятся все.
В приемном покое, с которого начинался госпиталь, работала беломорчанка Татьяна Семеновна Ермолаева (тогда Таня Патрикеева). Отделом заведовала Антонина Владимировна Афанасьева. В поздравительной к нынешним праздникам открытке она написала мне: «Вспоминаю Беломорск, наших раненых». И еще: «Ребята молодцы, так много делают». Это Антонина Владимировна об учащихся школы № 2. Они действительно помнят наши боевые дела: ведут переписку, оформляют альбомы, стенды.
Источник: Беломорская трибуна. – 1985. – 9 мая.

 

Октябрина Князева. Как две Таисии ловили диверсантов
Шла Великая Отечественная война. Июль 1943 хода. Жители деревни Лапино были заняты каждый своим делом. Звено Таисии Ивановны Вяхиревой из пяти человек было направлено на заготовку кормов для колхоза «Возрождение» на покос Пяло-река в 12 км от деревни.
В один из жарких, солнечных дней они старались побольше накосить, уложить в валы для просушки, чтобы затем всё сено сметать в зароды. Они и не обратили внимания, как над их головами пролетел самолет. Вечером уставшие женщины у костра собрались поужинать.
В котле докипала уха из наловленных окушков, плотвичек и щучки. В чайнике кипел чай, заваренный свежей черникой и чагой. Вдобавок всем досталось по небольшому кусочку хлеба. Шла мирная женская беседа о работе, доме, оставленных детях, мужьях, которые защищали Родину. Вдруг к ним из лесу подошел мужчина в солдатской одежде, с ящиком за спиной, автоматом на боку. Поздоровавшись, он объяснил, что отбился от группы товарищей, заблудился и ищет дорогу на Сегежу.
Для этого ему надо было выйти на шоссейную дорогу, проходившую через Лапино. Словоохотливые женщины подробно рассказали, как надо идти по лесной тропинке.
На вопрос «Есть ли военные в Лапино?» Вера Матвеевна и Каманиха (так звали ее в деревне) наперебой стали перечислять рода войск (связисты, авторота, дорожники). Кстати, фронт был рядом, и в деревне находились воинские части. Отказавшись от ужина, гость отправился по лесной тропинке.
Молчаливая и сдержанная Мария Михайловна сказала: «Жонки! Так ведь это, наверное, диверсант был. Вспомните, как днем мимо нас пролетел самолет».
Все сразу в несколько голосов стали перечислять, что им удалось увидеть. Это и автомат на боку, рацию за спиной, да и разговор совсем не похож на наш. Ведь он мог запросто всех перестрелять, как куропаток в лесу. Наговорившись, женщины задумались и смолкли, тогда Таисия Ивановна сказала: «Надо идти в деревню и рассказать о виденном».
Идти никому не хотелось, болели ноги, путь был длинный, тем — более надвигалась ночь, да и было страшновато. Решили — идти звеньевой Таисии Ивановне и Верушке, как самой молодой и шустрой.
Две колхозницы почти бегом отправились по другой лесной тропке, более длинной, в обход.
Где-то под утро они пришли в деревню. У нас на квартире, в задней комнате, жил капитан Ефрем Исаич, а на кухне были красноармейцы. Я слышала, как мама подняла со сна капитана, разбудила солдат, и затем затопали десятки ног… С военными побежали мама и Верушка. Они показывали все тропки, которые выходили из лесу. Деревня была окружена солдатами. Но увы и ах! Диверсант не появился. Видно, он не пошел по пути, указанному женщинами, где-то сумел обойти деревню.
Со слов капитана мы услышали, что его поймали около Сегежи. Разочарованные и уставшие, колхозницы вернулись обратно на свой покос. В этот же день другая Таисия Ивановна Камбалина, работница магазина, в обеденный перерыв пошла в лес набрать ягод за Красную Горку, примерно в километре от деревни. Около поля к ней подошел военный, поздоровался, попросил хлеба. Она сказала, что с собой нет, а принести сможет. Таисия Ивановна в деревне все рассказала командиру части. В течение небольшого времени диверсант был пойман.
Газета «Беломорская трибуна» в свое время широко оповестила о случившемся в д. Лапино, Т.И. Камбалина была награждена за геройский поступок правительственной наградой. О ней много писали, говорили, возили на машинах, были оказаны все почести.
А о Т.И. Бахиревой «Беломорская трибуна» написала, что она проворонила диверсанта. Тем самым не помогла фронту.
Мама очень переживала и расстраивалась, что так получилось, ведь они, что могли, все сделали. К тому же, через два месяца, в сентябре, ночью, фашистский самолет бросил бомбу на Лапино. И она упала, взорвалась на мамином поле. Долгие полосы, сделав здесь большую воронку. Мама тогда сказала: «Не везет, так не везет! На бедного Макара все шишки валятся, а на мое поле даже бомба упала!
Мы, ее дети, очень переживали за свою маму и считаем, что она была незаслуженно обижена критической статьей в газете «Беломорская трибуна». Деревня Лапино очень красивая, богатая ягодами и грибами. Когда я иду с внуками в лес и прохожу по полю мимо заросшей воронки, всегда им рассказываю о войне и о бабушке Тасе.
Источник: Беломорская трибуна. – 1997. – 8 мая.

Беломорск — военная столица

Карельский фронт

Карельский фронт — оперативное объединение Красной армии Вооруженных Сил СССР в годы Великой Отечественной войны, которое просуществовало с августа 1941 года по ноябрь 1944 года.

Карельский фронт образован директивой Ставки ВГК 23 августа 1941 года из части войск Северного фронта. В его подчинении находился Северный флот.

Карельский фронт создавался с целью обеспечения северного стратегического фланга обороны на Севере страны, он имел самую большую протяжённость среди всех фронтов: до1600 кмв 1943 году.

Командующими войсками Карельского фронта являлись генерал-полковник В.А. Фролов (с сентября 1941 по февраль 1944 года) и Маршал Советского Союза К. А. Мерецков (с февраля 1944 по ноябрь 1944 года).

В.А. Фролов родился в г. Санкт-Петербурге 26 мая 1895 года. Участник Первой мировой войны, унтер-офицер, командир взвода. Участвовал в гражданской войне, в том числе, в должности командира батальона, а также в советско-польской войне. В 1932 году окончил военную академию. Командир полка, начальник управления ПВО Ленинградского военного округа, начальник штаба 54-й стрелковой дивизии, командир 16-й стрелковой дивизии и 1-го стрелкового корпуса (1932-1939). Генерал-лейтенант (август 1941), генерал-полковник (1943), командующий Беломорским военным округом (1945-48 и 1951-56) и Архангельским военным округом (1949-51). В 1956 году уволен в отставку. Умер 6 января 1961 года.

Кирилл Афанасьевич Мерецков был назначен командующим Карельским фронтом 22 февраля 1944 года и занимал эту должность до 15 ноября 1944 года. Он родился 26 мая 1897 года. Начальник Генерального штаба после завершения советско-финляндской войны, заместитель наркома обороны СССР в 1941 году. Назначен командующим 7-й армией 24 сентября 1941 года. Командующий 7-й Отдельной, 33-й и 4-й армией, Волховским и Карельским фронтами (1941-1944). Маршал (1944), командующий 1-й Дальневосточным фронтом (1945). После войны командовал Приморским, Московским, Беломорским и Северным военными округами. Помощник министра обороны СССР (высшие военно-учебные заведения) 1955-1964. Умер 30 февраля 1968 года.

Рекомендуемые источники интернет-ресурсов о Карельском фронте:

Карельский фронт : [электронный ресурс]. — Режим доступа: http://front.karelia.ru.

Виртуальный путеводитель «Книги о Карельском фронте» : [электронный ресурс]. – Режим доступа: http://library.karelia.ru/karelfront/index.html.

Из воспоминаний Г.Н. Куприянова, члена военного совета Карельского фронта, генерал-майора в отставке.
 
«Беломорск навсегда остался памяти многих тысяч людей, принимавших участие в обороне нашего советского севера в годы Великой Отечественной войны.
В конце августа 1941 года приказом Ставки Верховного Главнокомандующего был образован Карельский фронт с местом пребывания штаба в городе Беломорске. И с тех пор до конца войны Беломорск был центром управления войсками на огромном пространстве от полуострова Рыбачий до реки Свирь.
В августе 1941 года наши войска вели тяжелые оборонительные бои на всех направлениях от реки Западная Лица — в Заполярной тундре, до реки Тулокса — (Олонецкий район) на юге Карелии. Тяжелой была обстановка и в районах, непосредственно граничащих с Беломорским.
В конце июля 1941 года части 14 пехотной дивизии финнов, обойдя позиции 337 полка, оборонявшего Ругозерское направление, начали беспрепятственно продвигаться на Реболы, Емельяновская—Муезеро, к Ругозеру, стремясь выйти на ст. Кочкома и перерезать здесь Кировскую (ныне Октябрьскую) железную  дорогу. Так как 337 полк оказался в тылу у противника, а больше никаких воинских частей у нас здесь не было, то нам пришлось бросить навстречу врагу гражданские истребительные батальоны, сформированные в конце июня для охраны промышленных предприятий и населённых пунктов от диверсантов. Это не были войсковые части, они были вооружены только винтовками и несли службу охраны без отрыва от производства.
В числе других пяти истребительных батальонов 26 июля к деревне Емельяновская был переброшен и Беломорский истребительный батальон численностью около 200 человек. Истребительные батальоны героически дрались с регулярными частями финской армии, вооруженной пушками и танками.
Остановили противника в районе деревни Муезеро. Сюда 29-30 июля подошли наши воинские подкрепления, вышел из окружения 337 полк, и врагу не удалось осуществить своего замысла — выйти на ст. Кочкома и перерезать Кировскую дорогу. В этом есть заслуги истребительных батальонов Ребольского, Ругозерского, Тунгудского и Беломорского районов. Если бы противнику удалось прорваться к ст. Кочкома, то он, несомненно, подтянул бы сюда резервы и начал бы от Кочкомы наступление на Беломорск.
Весь август и до половины сентября 1941 года на Ругозерском направлении шли упорные и кровопролитные бои, враг рвался к Кочкоме, не считаясь с потерями. Но к середине  сентября  выдохся и перешел к обороне, не дойдя до Кочкомы70 километров. Отсюда до конца войны он уже не продвинулся больше ни на один шаг.
Но опасность Беломорску угрожала не только с юга. Через все каналы нашей разведки в августе 1941 года нам стало известно, что противник начал накапливать — силы в районе Кимасозера с расчетом пройти лесными дорогами к деревне Березовое, затем через Тунгуду—Лехту к поселку Сосновец. А отсюда всего16 километровдо Беломорска. Мы также очень опасались, что противник будет бомбить Беломорск и бросать зажигательные бомбы. А в августе-сентябре опасность пожаров в таком деревянном городе была очень большой. Вот почему в конце августа 1941 года было принято решение эвакуировать женщин, стариков и детей из Беломорска в населенные пункты района. В городе оставались лишь рабочие Беломорского лесозавода и железнодорожники станции Сорокская, без семей.
В октябре 1941 г., когда был сдан Петрозаводск,  в Беломорск переехало правительство республики и Центральной компартий К-ФССР. Беломорский райисполком со всеми отделами и райком партии были переведены в Сумпосад. До июля 1944 г., т. е. 2 года и 8 месяцев, Беломорск был столицей республики и центром командования войсками Севера.
В самом городе оставался и работал в течение всей войны из гражданских предприятий только один лесозавод. Основная деятельность районных организаций, направленная на помощь фронту, проходила в колхозах и лесопунктах района.
Беломорский район в течение всей войны был самым крупным районом республики из всех восьми оставшихся неоккупированными. Партийная организация и все трудящиеся района оказали огромную помощь Карельскому фронту. Сыны и дочери советского севера работали в тылу и сражались на фронте с беззаветным мужеством, отдавая все силы на дело защиты своей социалистической Родины.
В июле 1941 года из числа трудящихся Беломорска и района, не подлежавших призыву в армию, был сформирован партизанский  отряд им. Чапаева. Командиром отряда ЦК компартии назначил Н.С. Стретенского, комиссаром М.В. Щевкуна.
Командиром первого взвода стал председатель районного Совета ОСО Беломорского района А.Н. Подругин, командиром второго взвода — зав. военным отделом Тунгудского райкома парии Н.М. Кузьмин. Зам. командира отряда по разведке работник РО НКВД Беломорского района Н.В. Федоров. Командиром отделения разведки — рабочий Беломорского лесозавода Иван Томилов, командиром хозотделения — старый рабочий лесозавода, участник гражданской войны Л.Ф. Некрасов, командиром отделения первого взвода—заведующий РОНО Беломорского района Н.Г. Червов.
Основной костяк отряда составляли рабочие Беломорского лесозавода. Были среди них также рабочие с лесопунктов, колхозники, работники советского и партийного аппарата. Всего в отряде было 120 человек.
В начале августа 1941 года отряд начал боевые действия в тылу 14 пехотной дивизии финнов на Ругозерском направлении. Отряд контролировал дорогу Андронова Гора—Кимасозеро, минировал ее, рвал связь и вел усиленную разведку, уничтожал мелкие группы противника, захватил 10 автоматов.
В конце августа Иван Михайлович Томилов, возвратясь с отделением из разведки, доложил командованию отряда, что в Кимасозере происходит большая концентрация войск. Там стоит один стрелковый батальон 14 дивизии, туда же прибывает из Финляндии пополнение для всей дивизии. Противник имел на Ругозерском направлении в Августе 1941 года тройное превосходство в численности войск, пятикратное — в автоматическом стрелковом оружии, шестикратное — в артиллерии. Поэтому командир 14 финской дивизии считал, что он прорвется к ст. Кочкома силою двух стрелковых полков. Один полк он концентрировал в районе Кимасозера с задачей начать движение на деревни Березово — Лехту к Беломорску, как только два первых полка подойдут к ст. Кочкома.
Но враг просчитался и здесь, как просчитался он на всех других направлениях Карельского фронта. Наше сопротивление на фронте возрастало с каждым днем. А в тылу врага в это время началось развертываться партизанское движение. Помимо Беломорского отряда имени Чапаева, на Ругозерском направлении начали свою боевую деятельность отряд «Красный Онежец», сформированный в Петрозаводске из рабочих Онежского завода, и отряд «Вперед», сформированный из комсомольцев, коммунистов и беспартийного актива Ругозерского и Ребольского районов.
Командир финской дивизии был вынужден взять из полка, предназначенного для похода на Беломорск, сначала один батальон для усиления своих сил на фронте, затем один батальон бросить в район Емельяновская — Тикшозеро для борьбы с нашими партизанскими отрядами «Вперед» и «Красный Онежец». В Кимасозере к концу августа остался один батальон и тот надо было бросать на фронт для того, чтобы прорваться к ст. Кочкома, ибо в конце августа и первой половине сентября противник еще не отказался от мысли перерезать здесь Кировскую железную дорогу.
А от похода на Беломорск через Березово — Тунгуду — Лехту — Сосновец силою целого полка отказаться пришлось. Больше того, командир 14 дивизии потребовал прислать ему несколько  маршевых рот для восполнения потерь. А потери финнов в боях у Муезера, Тикшозера, Андроновой Горы, затем у районного центра Ругозера были огромны. Наши войска отбивали по несколько атак в день.
Но командующий 20-й немецкой Лапландской армией генерал Дитль, которому подчинялась 14 дивизия финнов, требовал скорей прорваться к железной дороге у ст. Кочкома, затем — захватить Беломорск, как железнодорожный узел, и тем изолировать незамерзающий порт Мурманск от центра нашей страны. Финские генералы из кожи вон лезли, чтобы угодить своим хозяевам, и бросали в бой, как в мясорубку, все новых и новых людей, не считаясь с потерями.
Когда командование отряда им. Чапаева получило сведения о концентрации врага в Кимасозере, то еще неясно было, куда будут направлены эти силы: пойдут по лесным дорогам и тропам на Березово — Беломорск или к фронту через Андронову Гору к Ругозеру. Через непродолжительное время удалось установить, что резервный батальон пойдет на фронт к Ругозеру, там сменит сильно поредевший батальон одного из полков 14 с.д., а потрепанный батальон после этого отойдет в Кимасозеро, где примет пополнение.
Партизанам стал известен день и час, когда батальон из Кимасозера начнет движение в Андронову Гору. Батальон двинулся в пешей колонне к концу дня, с явным расчетом за ночь пройти большую часть пути и не быть обнаруженным с воздуха. Командование повело колонну без боковых дозоров. Это было  начало войны, враг не испытал силы партизанских ударов, до фронта было далеко, и здесь, на захваченной Карельской земле, финны чувствовали себя тогда еще полными хозяевами и шли довольно тихо и беспечно. Партизаны выбрали удобное место для засады, примерно на половине пути между Кимасозером и Андроновой Горой. У них было несколько ручных пулеметов, около десятка трофейных автоматов «Суоми» и у каждого по 3—4 гранаты. Н.С. Стретенский, расположив засаду на протяжении около полукилометра, приказал огня без его команды не открывать, а он даст ее только тогда, когда голова колонны поравняется с последним ручным пулеметом.
Все получилось так, как предполагал командир. Колонна противника с конными обозами, где в повозках были минометы, мины к ним, ящики с патронами и гранатами, растянулась тоже на несколько сот метров. И когда голова вражеской колонны поравнялась с последней пулеметной точкой на нее обрушился шквал огня. Противник заметался в панике. Партизаны стали бросать гранаты. В повозках начали взрываться мины, гранаты и патроны. ¦_ Очевидцы боя рассказывали мне, что это было невиданное зрелище: крики, рев, ругательства, ржание коней, гул взрывов и треск пулеметов.
Через полчаса все бойцы отряда были уже на условленном заранее месте сбора. Ни одного убитого или раненого! Противник же по беглым подсчетам, оставил на поле боя более 200 трупов. Не меньше было ранено. Партизаны взорвали и сожгли весь обоз. Это была крупная победа партизанского отряда им. Чапаева. Батальон врага не только не пришел своевременно на передний край, но и был потрепан так, что нуждался в переформировании и в пополнении. Это было существенной помощью нашим войскам, оборонявшим Ругозерское направление.
В течение, сентября 1941 года отряд имени Чапаева продолжал действовать в районе Кимасозеро, где разгромил небольшой гарнизон, убив 50 солдат и офицеров. Рвал связь и минировал дороги. Имел стычки с карательными отрядами финнов. 10 сентября отряд вышел в свой тыл и до конца сентября партизаны отдыхали близ командного пункта 27 дивизии. Командование отряда за это время вместе со штабом дивизии, по заданию командира дивизии Г.К. Козлова, разрабатывало план разгрома штаба 14 пехотной дивизии полка, который находился в деревн Тикшозеро. В первых числах октября отряд вышел на выполнение этого боевого задания.
Но финны после разгрома батальона стали гораздо осторожней, все выходы к дороге, многие лесные тропы охранялись или были густо минированы. И второй поход в тыл врага был для отряда неудачным. Партизаны подошли к Тикшезеру на расстояние5 километров. Здесь надо было перегруппироваться, чтобы пойти занять исходные для атаки позиции. Но противник тщательно охранял свой  штаб, и на этом расстоянии уже расставил мины. Не успел командир отряда поставить задачу командирам взводов, как начали рваться мины. Затем последовала стрельба из автоматов и винтовок, отряд попал в очень тяжелое положение. Командир отряда Н. Стретенский был убит, комиссар отряда М.В. Шевкун и командир отделения разведки И. Томилов тяжело ранены, были без сознания и двигаться самостоятельно не могли. Кроме Н.С. Стретенского, были убиты еще 9 человек и среди них Николай Федоров, зам. командира по разведке, Николай Кузьмин, командир вторго взвода. Ранено легко 10 человек, среди них А. Подругин и Н. Червов.
Но они оба энергично стали действовать, чтобы спасти отряд от полного разгрома. А.Н. Подругин взял на себя командование отрядом. Н.Г. Червову было поручено исполнять обязанности заместителя командира по разведке.
И благодаря их энергии, настойчивости и мужеству отряд сумел отбиться от противника, похоронить убитых и вынести в свой тыл двух очень тяжело раненых товарищей — М.В. Шевкуна и И.М. Томилова.
В конце октября 1941 года отряд им. Чапаева влился в отряд «Красный Онежец». Из командного состава чапаевцев A.Н. Подругин стал начальником штаба «Красный Онежец», Н.Г. Червов — заместителем командира отряда по разведке, оба они воевали в партизанах до конца войны. Прошли по тылам врага по нескольку тысяч километров, участвовали во многих боях и походах, своей неукротимой энергией нанесли немалый урон врагу.
Промышленность Беломорского района оказывала огромную помощь войскам Карельского фронта на протяжении всей войны. И среди других промышленных предприятий мне прежде всего хочется назвать Беломорский лесопильный завод. В первые же дни войны свыше 35 процентов рабочих завода ушли в ряды армии, в истребительные батальоны и партизанские отряды.
Некоторых заменили их жены и подростки. И все же на заводе оставалось  лишь  65—70 процентов рабочих к довоенному времени. Но план, по объему больший, чем в довоенные годы, завод неизменно перевыполнял и дважды завоевывал переходящее Красное знамя Государственного комитета обороны. По заказам фронта завод освоил выпуск таких видов продукции, каких никогда не выпускал до войны. Выполняя и перевыполняя план по лесопилению, завод начал давать фронту уже в октябре 1941 теплушки, разборные бани, лодочки-волокуши, термосы, корпуса для противопехотных мин. Лодочки-волокуши пользовались особенно большим спросом на фронте. Они были незаменимым видом транспорта там, где не могли пройти машины и конные повозки. А таких мест на Карелььском фронте было очень много. На волокушах подвозили довольствие и боеприпасы в боевое охранение, стоящее впереди главной линии обороны и на флангах. На них же вывозили раненых с поля боя. Все, кто воевал на Карельском фронте, знают и хорошо помнят эту прекрасную «лодочку», сработанную руками лучших мастеров Беломорского лесозавода.
На заводе эту продукцию освоил  такой мастер как Артемий Иванович Мартынов. Именно он выпустил первую «лодочку», разработал технологию ее  изготовления. И обучил молодежь и женщин, никогда ранее не работавших по деревообработке, изготовлению этих столь ценных и нужных для фронта изделий.
За 1942 год завод выполнил план на 253 процента. Средняя дневная выработка на одного человека составила 44 рубля при плане 34.
В 1943 году большая группа рабочих завода была награждена орденами и медалями. Среди них станочники С.С. Усова, М.Ф. Литвинова, К.А. Каторина, О.П. Шестакова, М.И. Кузнецова, А.Н. Глазачева, мастера А.И. Мартынов, А.М. Костин, токари Н.М. Тяпушин, М.И. Андронова, К.И. Щипицина.
Беломорский район стал во время войны основным лесозаготовителем. А лесу нам требовалось очень много. Во-первых, вся Кировская железная дорога с октября 1941 года была переведена с угольного на дровяное топливо. Страна не могла давать нам угля, потому что основной угольный бассейн – Донбасс — был занят противником. А дорога сжигала очень много дров. За войну ей было поставлено карельскими лесозаготовительными предприятиями более четырех миллионов кубометров древесины
О значении  железной дороги для Карельского фронта  нет надобности подробно говорить. Все необходимое для жизни и боя подвозилось войскам Карельского фронта по железной дороге. Кроме того, из Мурманского порта в центр страны было отправлено за годы войны свыше 8 миллионов тонн различных грузов. Увезено в Мурманск из Карелии для погрузки на корабли союзников около 200 тысяч кубометров пиломатериалов и более 100 тысяч «кубов» круглого леса. Так что дорога должна была работать и работала с полной нагрузкой, пропуская в 4 раза больше  поездов, чем перед войной.
И дров для паровозов требовалось очень много: из них 80 процентов поставлено лесозаготовительными предприятиями Беломорского района. До. войны все восемь неоккупированных районов заготовляли всего 120 кубометров древесины и вывозили их только на лошадях. В 1942 году в Беломорском районе были созданы два крупных Лесозаготовительных предприятия — Маленгский и Вирандозерский лесопункты — с вывозкой леса по железным дорогам узкой колеи.
Началась механизированная возка леса машинами и тракторами и на других предприятиях. Летом 1942 года беломорские лесники собрали в Белом море 80 тысяч кубометров аварийной древесины.
Вновь созданные предприятия, расширение и механизация старых позволили увеличить заготовку и вывозку леса за годы войны в десять раз по сравнению с довоенным 1940 годом. Благодаря  этому, лесники не только снабжали Кировскую железную топливом, но давали древесину лесозаводам, стройкам и, наконец, позволили нам создать необходимые  запасы деловой древесины для восстановительных работ в освобожденных от оккупации районах Карелии.
Мне хорошо запомнились такие труженики лесной промышленности Беломорского района, как: А.П. Фомина, бригадир стахановской бригады лесорубов Маленгского лесопункта, стахановка Мария Дементьева, заготовлявшая в день по 7,1 фестметра леса при норме 1,8, Анна Кошкина, заготовлявшая по 5,28 фестметра, Александра Лешукова, выполнявшая норму на 125 процентов и многие другие.
За войну мне пришлось бывать на многих лесопунктах, разговаривать с рабочими, видеть их работу и их жизнь. И я преклонялся и преклоняюсь перед трудом лесозаготовителей, так много сделавших для помощи фронту.
Беломорский район занимал также первое место по добыче рыбы. Достаточно сказать, что рыбаки колхозов и гослова района вылавливали в Баренцевом и Белом морях около 70 процентов рыбы по годовому плану всей республики.
Сельское хозяйство Беломорского района» за войну увеличилось. Возросли посевные площади под всеми культурами, особенно по овощам и картофелю. Так, в 1942 году колхозы района выполнили гораздо больший объем всех сельскохозяйственных работ, чем в 1941 голу, и сдали государству зерна 124 процента к плану, выполнили задание по сдаче государству всех остальных видов сельскохозяйственной продукции на 101 процент. Значительно укрепилась трудовая дисциплина в колхозах. Если перед войной свыше 40 процентов колхозников не выполняли нормы выработки на всех основных работах, то за 1942 год выполняли и перевыполняли нормы почти все.
Урожайность по зерновым составила 125 процентов к плану. Колхозники района собрали в 1942 году из своих сбережений и передали на постройку танковой колонны «Карельский колхозник» 750 тысяч рублей. Рыбацкие колхозы района отправили героическим защитникам Ленинграда 100 тонн рыбы, выловленной сверх плана.
Трудящиеся Беломорья оказали большую помощь в строительстве железной дороги Сорокская—Обозерская, которая стала во время войны дорогой жизни для Карельского фронта и сыграла огромную роль в обороне Севера.
Я написал здесь только о том, что сохранила моя память и мои записки в годы войны. В этих воспоминаниях я, конечно, не смог подробно рассказать о всех героических усилиях трудящихся Беломорского района, описать подробно все и назвать все имена, хотя бы только особо отличившихся на фронте и в тылу. Их были тысячи, и это значит, надо писать целую книгу.
Трудящиеся Беломорского района под руководством партийной организации работали и сражались самоотверженно. И внесли немалый вклад в дело обороны Севера, в дело разгрома врага, в дело нашей победы над фашизмом».

Г. Н. Куприянов, 1961 год

_______________________

В Беломорском районе в годы Великой Отечественной войны были развернуты госпитали: № 1438 в г. Беломорске, № 1007 – госпиталь легкораненых в д. Выгостров, № 1437 – эвакогоспиталь в п. Сумпосад, № 446 – эвакогоспиталь в с. Нюхча.

Эвакогоспиталь № 1438 в г. Беломорске был открыт 29 августа 1941 года.

 Эвакогоспиталь № 1438, второе отделение

Во время войны в нем работал Александр Александрович Вишневский — главный хирург Министерства обороны СССР, генерал-полковник медицинской службы, армейский хирург, главный хирург Волховского, Карельского фронтов. В 1944 году он проводил сложные операции в хирургическом отделении эвакогоспиталя в Беломорске. Им были разработаны и внедрены эффективные методы лечения огнестрельных ран. Благодаря чему военным врачам удавалось спасти каждого третьего раненого.

Начальником второго отделения эвакогоспиталя 1438 трудилась Антонина Владимировна Афанасьева, кроме того в беломорском госпитале работал заслуженный врач РСФСР и КФССР Константин Андреевич Гуткин. В годы войны он являлся начальником хирургического отделения эвакогоспиталя в Беломорске, затем в Петрозаводске.

Здание, в котором в годы Великой Отечественной войны располагался эвакогоспиталь (г. Беломорск, переулок Школьный, 2)

 Из выступления Галины Алексеевны Носковой, ветерана педагогического труда, на конференции «Краеведческие чтения»:

«На одном из стендов, посвященном истории школы №2 г. Беломорска, есть снимок: четыре девочки в школьных формах и пионерских галстуках несут железную кровать в металлолом. На первом плане справа – я. Смутно припоминаю тот момент: нас отправили разбирать хлам в сарае, стоящем за школой. Там было несколько заржавевших кроватей. Одну из них мы с подругой несем. Именно несем, так как на фото время всегда сегодняшнее.

Сбор металлолома

Мы и не подозревали тогда, что несем часть истории не только школы, но и своей страны. Прошли годы. Закончив пединститут, я вернулась в родную школу преподавателем русского языка и литературы. А через 10 лет, в 1980 году, 5 класс, у которого я была классным руководителем, получил задание школьного штаба Всесоюзной экспедиции «Моя Родина – СССР»: собрать материал о госпитале, который размещался в нашей школе в годы войны.

Мы с энтузиазмом принялись за дело. Сходили в военкомат, написали письма, встретились с местными работниками госпиталя. Очень большую помощь нам оказала Афанасьева Антонина Владимировна.  В годы работы госпиталя она была начальником второго отделения. Это была чудесная женщина, замечательный хирург, о котором сам А.А. Вишневский написал: «Ассистировала мне А.В. Афанасьева прекрасно! Она ассистент профессора Ю.Ю. Джанелидзе».

Клуб «Поиск»

Она близко к сердцу приняла наш поиск и снабдила адресами многих работников, о многих рассказала, прислала целый цикл писем о работе госпиталя. Она считала поиск очень важным делом и для ребят и для тех, кого они найдут. Кроме того Антонина Владимировна очень переживала за тех, кто получил тяжелые ранения и скончался в госпитале. Просила выяснить, где они захоронены и отдана ли им честь, какой заслуживают защитники Отечества.

Мы выяснили, что первичное захоронение этих воинов было выше Угольного порога, на левом берегу у разрушенного теперь моста. Когда в парке Пашкова открывали Братскую могилу, останки павших были перенесены туда, о чем мы ей и сообщили. Нам удалось встретиться с Антониной Владимировной, мы (штаб поисковой группы) ездили к ней в Ленинград. Потом долго переписывались с ней, поздравляли с праздниками, послали посылку с клюквой. Ее нет в живых, но память о ней остается.

Такие люди сделали госпиталь высоко образцовым. Кроме палат, в которых лежали раненые, была обустроена очень хорошая операционная, где почти ежедневно проводились сложные операции. Одну из них описывает А.А. Вишневский. Он, в то время, был Главным хирургом Карельского фронта, много разъезжал по госпиталям, на север – вплоть до Мурманска. Но неизменно возвращался в Беломорск, где было Главное санитарное управление. Вишневский брался за самые трудные и, с точки зрения медицины, интересные случаи. Эту операцию он описал в своей книге «Дневник хирурга».  «Начал операцию с блокады блуждающих нервов. В операционной остались только… А. Афанасьева и еще один доктор. Аккуратно дошел до сердечной сорочки, вскрыл сердце – оно билось перед глазами. Осторожно стал ощупывать его поверхность. Больной слегка реагировал, и сердце забилось сильнее… Разъединил спайку, и нащупал на сердце острый осколок, немного выступающий наружу. Осколок располагается на границе между правым и левым желудочком… Беру сердце сзади левой рукой (раненый жалуется на неприятные ощущения) и тихонько скальпелем стараюсь удалить осколок. Сердце все время сильно сокращается, боюсь, как бы осколок не провалился внутрь, ведь толщина стенки правого желудочка лишь 0,2 см. Отложил скальпель и тихонько пинцетом попытался извлечь осколок. Вдруг пинцет провалился под осколок внутрь сердца. И сразу вся сердечная сорочка в крови. «Крючки! Расширяйте рану!» — Отвечают: «Он в обмороке». — «Он и должен быть в обмороке». Я думал, что говорят о раненом, а оказалось – в обмороке второй ассистент. Больной стонет: «Помогите, умираю!» и вот в этот-то момент я, наконец, изловчился и наложил первый шов на разрезанную стенку сердца,… раненый успокоился, и я вынул осколок. К концу операции больной чувствовал себя удовлетворительно»[1].

Вот такие люди работали в госпитале 1438! Из высшего руководства нам удалось найти биографии и фото И.А. Клюсса, Н.С. Молчанова и А.А. Вишневского.

Кроме того, удалось выяснить, что состав врачей постоянно менялся. Особую память оставили врач-хирург Е.Шарле, К. Гуткин, именем которого назван роддом №1 в Петрозаводске. Он работал в третьем отделении – восстановление про оперированных. Самая тяжелая работа лежала на плечах санитарок и дружинниц (вольнонаемных). Две из них были частыми гостями в школе. Это А.Ф. Савельева и М.И. Червова — поистине героические женщины.  9 мая 1985 году мы организовали встречу ветеранов госпиталя в нашей школе. Встреча была очень волнительной. Их рассказы вызывали слезы не только у ветеранов, но и у слушателей.

Некоторые сотрудники госпиталя стали героями книг, кинофильмов. Все получили награды за свой самоотверженный труд. Большая дружба была у нас с Линой Михайловной Орловой. Десятилетней девочкой она пришла в госпиталь и наравне с другими ухаживала за ранеными. По их ходатайству Лина Орлова была награждена медалью «За боевые заслуги» (в ноябре 1942 года)».

_________________________________

[1] Вишневский, А.А. Дневник хирурга / А.А. Вишневский. — М., 1967. – С.379-380.

Из выступления Галины Трофимовны Ярагиной, ветерана педагогического труда, в 2010 году:

«Много лет я проработала учителем в Беломорской средней школе № 1. В те времена существовала традиция присваивать пионерским отрядам имена героев гражданской или Великой Отечественной войны. Пионерский отряд класса, где я была классным руководителем, носил имя красноармейца Дмитрия Васильевича Рослякова.

И мы с ребятами решили собирать информацию о Дмитрии Рослякове. Познакомились с его мамой Марфой Еремеевной Росляковой.

Она была одинокой женщиной, жила  в старом деревянном доме. Ребята ходили к ней в гости, помогали ей, как могли, а потом решили выхлопотать благоустроенную квартиру. Узнали, что освободилась такая квартира на «заводской стороне», написали заявление, все под ним подписались и пошли с ним по разным инстанциям: Райком партии, райком комсомола, горсовет. В горсовете ребята так и сказали: «А мы вот не уйдем, пока вы нашей Марфе Еремеевне не дадите квартиру!» И квартиру дали! Ремонт делали все вместе и дети, и их родители. Помогли перевести вещи и все время, до самой ее смерти,  шефствовали над Марфой Еремеевной.

Дмитрий был ее единственным сыном, погиб под Ленинградом, матери пришла на него похоронка.

В довоенной мирной жизни он окончил Беломорскую школу №1, затем школу ФЗО (фабрично-заводское обучение), работал на ЛДК. Комитет комсомола поручает ему работу пионервожатого  во второй школе. И Дмитрий соглашается, очень он любил детей, и они ему отвечали взаимностью, хотя и на заводе ему тоже нравилось. Через некоторое время Дмитрия приглашают на работу в Беломорский райком комсомола. В 1941 году, когда Дмитрию исполнилось 20 лет, началась война. Он ушел добровольцем на фронт. А 21 ноября 1941 года он погиб.

В «Беломорскую трибуну» пришло письмо с Ленинградского фронта:

 Письмо сержанта П.Ф. Кузнецова в газету
«Беломорская трибуна»
22 ноября 1941 г.
Дорогой редактор!
Я, как воин Красной Армии и земляк, хочу сообщить о славном товарище и друге, воспитаннике, как и я, Ленинского комсомола, до армии секретаре РК ЛКСМ т. Рослякове Д.
Мы вместе служили с т. Росляковым в одном подразделении. Тов. Росляков, недавно прибывший в Красную Армию, проявил себя героем, дисциплинированным бойцом.
Родина доверила нам и поставила на один из серьезных участков Отечественной войны – защиту колыбели пролетарской революции города Ленина. И вот в боях за счастье народа пал храбрый в бою коммунист, красноармеец, друг Росляков. Товарищи поклялись жестоко отомстить врагу за жизнь нашего друга. Память о тебе, друг, будет вечно в наших сердцах. Враг несет огромные потери на подступах к городу  Ленина, но город Ленина был, есть и будет советским городом.
Товарищи комсомольцы Беломорья! Я призываю вас: изучайте военное дело, лучше работайте на производстве, этим самым ускорите победу Красной Армии.
Враг будет разбит, и победа будет за нами.
Прошу поместить в газету мою небольшую записку. Я написал нескладно, под грохот мин и снарядов, да и темно.
Привет комсомольцам Беломорья.
Сержант Кузнецов П.Ф. Действующая армия.[1]

Однажды я была в гостях у родственников в городе Пушкине Ленинградской области. Перед поездкой я взяла у Марфы Еремеевны похоронку, надеясь что-то узнать о Дмитрии. В Пушкине обратилась в местный военкомат, где предоставили книги регистрации Братских могил. В одной из книг был записан Дмитрий Росляков.

После того, как ребята узнали, что известна  Братская могила, в которой захоронен Дмитрий Росляков, они загорелись идеей непременно на ней побывать.

Вскоре была организована экскурсия в город Ленинград и, пользуясь, случаем, мы съездили с ребятами на Братскую могилу. Позже я свозила туда и Марфу Еремеевну, уже, конечно, без ребят.

Дети в отряде менялись, одни оканчивали школу, уходили в «большую жизнь», на смену им приходили новые пионеры, но «мой отряд» всегда носил имя Дмитрия Рослякова. И Марфу Еремеевну опекали новые ребята, помогали по хозяйству, заготавливали дрова для кухонной плиты. Шефствовали над ней до самой ее смерти. И похоронили ее тоже мы сами.

За долгое время накопился большой материл, мы делали стенды — раскладушки с фотографиями, копиями писем, и выступали перед учениками других классов и в других школах. Ребята выступали с большим удовольствием, рассказывали о Дмитрии Рослякове, том, как он жил и воевал.

Письмо красноармейца Д. В. Рослякова матери
от 28 августа 1941 года.
Здравствуй, мамочка!
Только вчера я отправил письмо, в котором писал, что от тебя до сего времени нет никакого письма, а сегодня я получил их целых три (в том числе одно от тебя). Представляешь, как радостно становиться, когда получаешь письма из дома, да еще в котором пишут, что в родном городе живут хорошо и спокойно. Сразу поднимается настроение.
Твой сын.

Письмо Д. Рослякова маме от 28 августа 1941 года

Когда мне встречаются бывшие ученики, они часто вспоминают Марфу Еремеевну, свое пионерское прошлое, общее дело, в которое вложили частичку своей детской души.

_____________________

[1] Мы освободим родную советскую землю: Письма с фронта, письма на фронт. Петрозаводск, 1990. С.248-249

Обелиск на братской могиле в парке имени Героя Советского
Союза А.Н. Пашкова в г. Беломорске

Братская могила. Поселок Пушной Беломорского района

Братская могила в с. Колежма Беломорского района

Братская могила в п. Летнереченский Беломорского района

Памятник землякам, погибшим в годы Великой Отечественной войны. Вирма

Карельский фронт

Карельский фронт — оперативное объединение Красной армии Вооруженных Сил СССР в годы Великой Отечественной войны, которое просуществовало с августа 1941 года по ноябрь 1944 года.

Карельский фронт образован директивой Ставки ВГК 23 августа 1941 года из части войск Северного фронта. В его подчинении находился Северный флот.

Карельский фронт создавался с целью обеспечения северного стратегического фланга обороны на Севере страны, он имел самую большую протяжённость среди всех фронтов: до1600 кмв 1943 году.

Командующими войсками Карельского фронта являлись генерал-полковник В.А. Фролов (с сентября 1941 по февраль 1944 года) и Маршал Советского Союза К. А. Мерецков (с февраля 1944 по ноябрь 1944 года).

В.А. Фролов родился в г. Санкт-Петербурге 26 мая 1895 года. Участник Первой мировой войны, унтер-офицер, командир взвода. Участвовал в гражданской войне, в том числе, в должности командира батальона, а также в советско-польской войне. В 1932 году окончил военную академию. Командир полка, начальник управления ПВО Ленинградского военного округа, начальник штаба 54-й стрелковой дивизии, командир 16-й стрелковой дивизии и 1-го стрелкового корпуса (1932-1939). Генерал-лейтенант (август 1941), генерал-полковник (1943), командующий Беломорским военным округом (1945-48 и 1951-56) и Архангельским военным округом (1949-51). В 1956 году уволен в отставку. Умер 6 января 1961 года.

Кирилл Афанасьевич Мерецков был назначен командующим Карельским фронтом 22 февраля 1944 года и занимал эту должность до 15 ноября 1944 года. Он родился 26 мая 1897 года. Начальник Генерального штаба после завершения советско-финляндской войны, заместитель наркома обороны СССР в 1941 году. Назначен командующим 7-й армией 24 сентября 1941 года. Командующий 7-й Отдельной, 33-й и 4-й армией, Волховским и Карельским фронтами (1941-1944). Маршал (1944), командующий 1-й Дальневосточным фронтом (1945). После войны командовал Приморским, Московским, Беломорским и Северным военными округами. Помощник министра обороны СССР (высшие военно-учебные заведения) 1955-1964. Умер 30 февраля 1968 года.

Рекомендуемые источники интернет-ресурсов о Карельском фронте:

Карельский фронт : [электронный ресурс]. — Режим доступа: http://front.karelia.ru.

Виртуальный путеводитель «Книги о Карельском фронте» : [электронный ресурс]. – Режим доступа: http://library.karelia.ru/karelfront/index.html.

Сосновец

Поселок Сосновец Беломорского района расположен на высоком берегу реки Выг. Первые упоминания о поселке относятся к 1885 году, о чем свидетельствует документ, выданный 24 декабря 1885 года Льву Федоровичу Попову на право переселения в участок под названием Сосновец. Официальная дата образования населенного пункта 7 марта 1949 года.

Читать далее